БлогNot. Бобби Фишер: честь шахматной короны

Бобби Фишер: честь шахматной короны

Фигура 11-го чемпиона мира по шахматам Роберта Джеймса, или, как его обычно называли, Бобби Фишера до сих пор потрясает воображение даже далёких от шахмат людей.

Гениальный игрок, эрудит и полиглот, знавший об игре, кажется, всё, любимец публики и прессы, суперпрофессионал, открывший в шахматах эпоху престижа и высоких гонораров, разработчик контроля времени с добавлением за ход и собственной разновидности шахмат "960", небесспорной, но ставшей довольно популярной, чудак, прослывший сумасшедшим из-за своих выходок и несговорчивости, личный враг правительства США и ещё ряда стран, убеждённый сторонник теорий заговора и глубоко несчастный одинокий человек - всё это о нём.

Скорее всего, именно тяжёлая многолетняя борьба с советской шахматной машиной дала того Фишера, которого мы знаем - как великого шахматиста, так и полного экстравагантных идей отшельника. Став чемпионом, как известно, Фишер не сыграл больше ни одной официальной партии, если не считать коммерческий "матч-реванш" со Спасским в 1992-м...

Гениальное и капризное дитя Америки. Герой и антигерой своего времени! Его жизнь - прекрасный сценарий для Голливуда - смесь детектива, комедии и трагедии сквозь призму 64-клеточной доски. Его жизнь - вызов обществу, традициям, условностям.

Профессионал до мозга костей, он всегда хотел, чтобы дело его жизни - шахматную игру - общество оценило достойно. Предъявляя высокие требования к себе, он справедливо считал вправе предъявлять их к условиям шахматного творчества. Не сразу, но, в конце концов, был понят и поддержан коллегами, начертавшими на своих знамёнах слова Спасского: "Фишер - наш профсоюз!"

В 14 лет Бобби стал чемпионом США, в 15 - международным гроссмейстером и претендентом на мировое первенство. Такого шахматная история ещё не знала. Но парадокс Фишера состоял не в том, что он рано ворвался в мировую элиту, а в том, что долго не проявлял решимости стать шахматным королём, дважды отказываясь от борьбы на подступах к трону...

(И. Линдер, В. Линдер)

Путь Фишера к шахматному трону был тяжёлым и неровным. Он играл уже в турнирах претендентов 1959-го и 1962-го года. По завершении последнего Фишер обвинил советских участников в сговоре с целью победы одного из них.

Далее Бобби продолжительное время не выступал в международных соревнованиях, ограничиваясь только американскими турнирами и отказавшись от участия в амстердамском межзональном турнире 1964 года.

В 1967 году Фишер принял участие в межзональном турнире в Сусе, но выбыл из-за очередных разногласий с организаторами и выдвинутых им ультиматумов. После этого будущий чемпион вновь играл мало, хотя и выигрывал те турниры, в которых участвовал. В 1969 году он отказался даже от участия в чемпионате США, и лишь годом позже начался новый стремительный взлёт Бобби - "Матч века" между сборными СССР и остального мира, турнир по блицу в Герцег-Нови, турниры в Загребе, Буэнос-Айресе, олимпиада в Зигене - он выигрывал тогда почти всё, если не выбывал по своей инициативе из турнира, наконец, межзональный турнир в Пальма-де-Мальорка, с которого и начался беспрецедентный рывок Бобби Фишера к чемпионству.

В этой статье мы с уважаемым Алексеем коснёмся тех турниров и матчей, которые непосредственно привели Роберта Джеймса Фишера к званию сильнейшего шахматиста мира.

Другие статьи серии: Михаил Таль. Путь к короне ::: Мемориал Эйве - 1991 ::: Мемориал Полугаевского - 1994

Этап 1. Межзональный турнир (Пальма-де-Мальорка, 8 ноября - 13 декабря 1970 г.)

24 участника, 1 круг, занявшие 1-6 места получали право на участие в матчах претендентов.

Фишер был включен в турнир от США, хотя и не участвовал в национальном чемпионате 1969 года, который был отборочным к межзональному турниру. А получилось это так.

Шахматная федерация США предприняла на конгрессе ФИДЕ хитрый ход: сумела добиться права по собственному усмотрению отбирать представителей на межзональный турнир. А затем убедила Пала Бенко уступить свое законное место (не безвозмездно!) Бобби Фишеру. Не возражали и остальные участники чемпионата США.

В. Пак, А. Баранюк. Возмутитель шахматного мира. О жизни и творчестве Роберта Фишера

Радость Фишера была умеренной; как обычно, в последний момент он выразил недовольство предложенными суммами. Его угроза не выступать в межзональном турнире заставила полковника Эдмондсона обратиться к Фишеру с умоляющим письмом:

Больше всего на свете я хочу помочь тебе стать чемпионом мира — но я смогу сделать это, только если мы будем плотно сотрудничать и доверять друг другу. Я настоятельно прошу тебя участвовать в межзональном и верить, что на каждом этапе твоего восхождения к вершине я буду отстаивать для тебя самые лучшие игровые и финансовые условия.

Я надеюсь, что ты согласишься с этим, и прошу ещё раз всё подтвердить.

Гонорары:

Межзональный турнир – $4000

Матч претендентов, четвертьфинал – $3000

Матч претендентов, полуфинал – $3000

Матч претендентов, финал – $4000

Матч на первенство мира – $5000

Общая сумма гонораров – $19 000

Гонорары, указанные Эдмондсоном, были добавкой к призовым деньгам. Обеспечивались и издержки: «Я гарантирую, что сумма на карманные расходы будет в два раза выше, чем полагается остальным участникам». Помимо прочего, он обещал, что Фишера разместят в самых роскошных отелях и что условия на каждом этапе чемпионата мира будут соответствовать его высоким требованиям. Просьба сработала, и Фишер отправился на межзональный турнир...

Д. Айдинау, Д. Эдмондс. Бобби Фишер идёт на войну

Утром 9 ноября состоялась жеребьевка. Она проходила в здании мэрии в присутствии городских властей. Собрались все участники, отсутствовал только Фишер...

Сравнительно легко был утрясен вопрос о «религиозных днях» Решевского и Фишера. По пятницам им разрешили начинать игру с 10 часов утра, а по субботам с 7 часов вечера (для всех же тур начинался в 16 часов)...

Турнирный зал назывался "Аудиториум" и находился на седьмом этаже 9-этажного здания. Зал представлял собой вытянутый прямоугольник. Зрители сидели на некотором возвышении, наподобие амфитеатра. Освещение, вентиляция, шахматные столики и фигуры, в общем, все условия для игры были хорошими, и на протяжении турнира от участников жалоб не поступало.

В коридоре находился бар, откуда участникам во время игры приносили чай, кофе, закуски, а Фишеру — молоко, которое он пил в большом количестве большими стаканами.

Как всегда, перед началом турнира строились прогнозы, взвешивались шансы участников. Фишер и Ларсен сходились на том, что только два советских гроссмейстера войдут в шестерку победителей, но имен не называли, боясь кого-либо обидеть.

С. Воронков, Д. Плисецкий. Русские против Фишера, приводится авторами со слов Е. Васюкова

1. Фишер - Хюбнер, 1/2

В качестве оружия против защиты Каро-Канн Фишер выбрал закрытый вариант. 19. е6 позволило захватить преимущество и получить эндшпиль с лишней пешкой и хорошими шансами на победу, но после грубой ошибки на 32-ом ходу ничья для белых уже благо.

2. Смыслов - Фишер, 0-1

Слабо и безынициативно разыгранный дебют послужил причиной тяжёлого положения белых. До эндшпиля Смыслову дожить удалось, но не более того.

Во 2-м туре партия Смыслов — Фишер имела особое значение для соперников. Это была первая встреча Фишера с советским шахматистом на турнире. Кроме того, оба гроссмейстера имели все основания рассчитывать на претендентские места и, таким образом, были прямыми конкурентами.

С. Воронков, Д. Плисецкий

3. Фишер - Аддисон, 1-0

Антипозиционная постановка партии, отягощённая пешкоедством, привела чёрных к быстрому краху.

4. Фишер - Филип, 1-0

Иногда, чтобы вкусить плод, достаточно спокойно дождаться возле дерева момента, когда он сам упадёт на землю.

5. Горт - Фишер, 0-1

Гроссмейстер из Чехословакии отказался от дискуссий в острых вариантах сицилианской защиты и был методично переигран в затяжной борьбе.

Д. Кряквин: "Позиция (после 16-го хода белых - прим. моё) вошла во многие задачники и решебники. Горт замыслил тонкий план с изгнанием центрального коня черных. Например, 16...Лad8?! 17.Кe3 Кe7 18.Фa2 с дальнейшим с2-с3 и большим перевесом. Прямолинейное 16...f5 17.ef gf 18.f4 d5 19.Кe3 вскрывает белого слона g2. Но короткий выпад Фишера вскрыл недостатки позиции белых."

6. Решевский - Фишер, 0-1

Решевский достойно вёл партию и был близок к ничьей, но не уследил за первым рядом.

Такой мощный старт убедил всех, что Бобби в прекрасной спортивной форме и является одним из самых реальных претендентов на выход в следующий этап борьбы за шахматную корону.

В. Пак, А. Баранюк

7. Фишер - Матулович, 1/2

Забрав в дебюте отравленную пешку, Фишер моментально получил стратегически проигранную позицию; однако соперник не смог наказать его ни сразу (за такой дебютный эксперимент), ни впоследствии (за необоснованно оптимистичную игру в эндшпиле).

8. Наранха - Фишер, 1/2

Крепкая и местами изобретательная игра филиппинца заставила Фишера проявить аккуратность для достижения ничьей.

Е. Васюков: "На протяжении всего турнира отношения между участниками не были омрачены сколь-нибудь серьезными конфликтами. Несмотря на нервную обстановку, всегда сопутствующую длительному и ответственному соревнованию, шахматисты вели себя сдержанно, корректно, в общем, по-спортивному. Даже Фишер, чье появление всегда приводило в трепет организаторов турниров, на сей раз не причинил им ни малейшего беспокойства. Вероятно, он был доволен условиями для игры и отдыха, хотя при желании придраться можно к чему угодно.

Последний раз я видел Фишера три года назад в Сусе, Тогда он показался мне нервным и дерганым человеком, готовым вспыхнуть из-за любого пустяка. Теперь он стал намного спокойнее и уравновешеннее. Единственное, что позволял себе американский гроссмейстер в Пальме, - это почти систематическое опоздание на тур, но не более чем на одну-две минуты. Вначале это немножко волновало участников и судей, но вскоре всё привыкли и перестали обращать внимание на маленькую слабость большого шахматиста, который, в общем-то, вел себя скромно и достойно.

Не знаю, что произошло с Фишером, но в какой-то момент он стал заметно нервничать. В 8-м туре во время партии с Нараньей ему вдруг показалось, что зрители, входящие и выходящие из турнирного зала, слишком громко хлопают дверью. Фишер подошел к Эдмондсону и, по обыкновению жестикулируя, начал ему что-то говорить, раздраженно кивая в сторону публики. Эдмондсон как мог успокоил своего подопечного, а затем "занял пост" у двери, осторожно отворяя и прикрывая её за каждым входящим и выходящим..."

9. Фишер - Ларсен, 0-1

В типичной для сицилианской защиты игре с разносторонними рокировками чёрные успешнее сочетали атаку с обороной.

Е. Васюков: "Когда начался 9-й тур, партия Фишер — Ларсен уже подходила к концу. Дело было в пятницу, то есть в тот день, когда "адвентист седьмого дня" Фишер может играть только до захода солнца. Ларсен долго сопротивлялся, не соглашаясь на "утренник", но в конце концов поддался обхаживанию Эдмондсона. Все же начало встречи было перенесено с 10 часов на 12. Как сказал Ларсен, Фишер обратился к своим духовным отцам за разрешением и получил разъяснение, что он вообще слишком строго придерживается религиозных правил, которые в отдельных случаях допускают менее категоричное толкование.

Ларсен великолепно провел эту важную для него встречу. Фишер был настолько раздосадован неудачей, что упустил время для почетной сдачи и даже отложил партию в совершенно безнадежном положении.

Осечкой Фишера воспользовался Геллер. Победив черными Ульмана, он догнал американского гроссмейстера и вместе с ним возглавил турнирную таблицу. А после 11-го тура стал и вовсе единоличным лидером, так как Фишер в тот день сыграл вничью с Полугаевским."

10. Портиш - Фишер, 1/2

Осмотрительная активность со стороны лидера венгерских шахмат не позволила развернуться грозному оппоненту, но и для реальных шансов на победу её не хватило.

11. Фишер - Полугаевский, 1/2

Гроссмейстеры отнеслись друг к другу с должным уважением, позабавив почтенную публику разве что безобидной мелкой тактикой.

Л. Полугаевский: "Как ни парадоксально, но играл я с Фишером только один-единственный раз. И могу только пожалеть, если больше сыграть не удастся, потому что поединок получился интересным. К моменту нашей встречи турнирная судьба Фишера отнюдь не выглядела безоблачной. В 9-м туре он белыми "с треском" проиграл Ларсену, в 10-м — сделал ничью с Портишем, но стоял сомнительно. Естественно, что Фишер был взвинчен, на его игре лежал отпечаток раздражения. И мы с тренером, гроссмейстером Болеславским, понимали: Фишер на меня бросится! Не сомневались, что он начнет партию ходом 1. e4, а значит, будет "сицилианка".

В турнирный зал я пришел с опозданием секунд на тридцать. Сел за столик. Что такое?! Фишера нет, а на доске белая пешка стоит на c4. Я подумал, что перепутал столики. Встал, посмотрел на демонстрационную доску и понял: вся дебютная подготовка пошла прахом, потому что Фишер чуть ли не впервые в жизни сделал ход 1. с4.

…Фишер был так расстроен ничьей, что, молниеносно подписав бланк, быстро ушел из зала. Лишь позднее, когда он уже захватил лидерство, мы обменялись парой фраз о ходе борьбы в нашей партии, которая доставила мне большое творческое удовольствие."

12. Геллер - Фишер, 0-1 Увековеченный нынче в одесской топонимике предводитель белых намеревался получить ничью в, казалось бы, безжизненном четырёхладейнике без пешки, однако практика доказала его неправоту.

Е. Васюков: "Перед 12-м туром положение в лидирующей группе с точки зрения выхода в шестерку претендентов было абсолютно неясным. Геллер имел 8 очков, на пол-очка отставал Фишер, а далее с интервалом в одно очко шли семь шахматистов. Каждый тур, каждая партия могли перетасовать конкурентов, как колоду карт, и это обстоятельство волей-неволей накладывало отпечаток на игру участников. И прежде всего — на игру лидеров, которым предстояла встреча между собой".

В этой партии Фишеру наконец-то удалось отомстить Геллеру за три поражения подряд и... за уничижительную характеристику, данную ему соперником ещё в 1962 году (в изданной в Одессе брошюре "За шахматной доской"), о чем Фишер, регулярно читавший советскую прессу, вряд ли мог не знать: "Выросший в Бруклине, известном центре наркоманов и насильников, юный Бобби с детских лет усвоил "житейскую премудрость" — любыми способами разбогатеть, заполучить как можно больше долларов... Неизвестно, как сложится дальнейшая шахматная биография Фишера. Одно ясно: сильнейшим на земле может быть только человек высокой убежденности, глубоких моральных устоев, высокого интеллекта, человек, свободный от пороков и язв прогнившей капиталистической системы..."

С. Воронков, Д. Плисецкий

Е. Васюков: "Когда Фишер избрал спокойный симметричный вариант, у Геллера, видимо, создалось впечатление, что американца устраивает ничья. И он, сделав ход 7. cd, предложил партнеру отложить "выяснение отношений" до лучших времен."

Г. Сосонко: "Первой реакцией Фишера был смех. Засмеялся и Геллер: ситуация была ясной — три последние партии американец ему проиграл, к тому же цвет фигур да и сам характер позиции, казалось, предопределяли результат. Внезапно Фишер прекратил смеяться, нагнулся и что-то сказал Геллеру. Геллер не владел иностранными языками. Я не раз видел, как к нему обращались по-английски или по-немецки: широкая улыбка обычно появлялась на его лице и он дружески кивал головой, что бы ему ни говорили. Неизвестно, что сказал будущий чемпион мира, один из зрителей утверждал, что он явственно слышал: "Too early" ("Слишком рано"), но в любом случае Геллеру стало ясно, что Фишер хочет продолжать партию. Он ужасно покраснел, уже через два хода в простой позиции задумался на целый час, а еще через несколько ходов остался без пешки."

Е. Васюков: "...день доигрывания принес Геллеру новые огорчения. Вначале всё шло хорошо. Геллер точно вел окончание, и казалось, что американец продолжает борьбу лишь "для очистки совести". И вдруг произошло необъяснимое... 66. Rd2? (к несложной ничьей вело 66. Kg3!)

Быть может, именно с этой нелегкой победы над традиционно трудным соперником и начался знаменитый финишный рывок Фишера к шахматному Олимпу. Обыграв в последующих турах Ивкова и Минича, он сделал две "прощальные" ничьи с Хименесом и Уйтуменом и выдал небывалую в истории борьбы за шахматную корону серию из 19 рядовых побед!"

13. Фишер - Ивков, 1-0

"Молился ли ты на ночь, Борислав?" "Испанская пытка" на испанском острове.

14. Минич - Фишер, 0-1

Результатом открытого боя стал благоприятный для чёрных ладейник, в котором сказались лишняя пешка, значительно лучшее расположение "пехотинцев" и разница в силе королей.

Лица межзонального
Лица межзонального

На фото, слева направо и сверху вниз:

  • Эдмунд Эдмондсон, подполковник ВВС США и многолетний опекун Фишера;
  • ГМ Пал Бенко, уступивший Роберту Фишеру своё место в межзональном;
  • Альберик О’Келли, бельгийский граф, гроссмейстер и главный судья турнира;
  • Настороженный Бобби Фишер косится на журналистов :)

15. Фишер - Хименес Серкера, 1/2

Аутсайдер турнира безупречно держал позицию и благодаря ошибке Фишера мог форсированно выигрывать после 39...a3, но вместо этого решил зафиксировать ничью.

16. Уйтумэн - Фишер, 1/2

Монгольский шахматист упёрся как Козельск.

17. Фишер - Рубинетти, 1-0

Чёрные приняли троянского слона, открыв неприятелю все пути к своему королю, но объективно лучше было страдать бесплатно.

18. Ульман - Фишер, 0-1 В чём-то просчитавшийся Ульман уже в дебюте остался без полновесной пешки. Фишер уверенно реализовал материальный перевес.

В. Ульман: "Просто невероятно, с каким превосходством он играл в межзональном турнире. В его партиях была энергия, а другие гроссмейстеры, судя по всему, заработали себе комплекс неполноценности."

19. Фишер - Тайманов, 1-0

Ходом 41...Лd4 Тайманов загубил свою партию: после 42. с5 белые образовали опасную проходную, решившую исход поединка.

М. Тайманов: "Это была наша вторая встреча за шахматной доской. На финише, когда американец словно на одном дыхании выиграл шесть партий подряд, ему под горячую руку попал и я. Но признаться, могучую силу Фишера в том поединке я почувствовал лишь в конце, поскольку на протяжении почти всей партии стратегическая инициатива неоспоримо принадлежала мне, и только цейтнотные погрешности нарушили благоприятное для меня развитие событий.

С интересом вспоминаю эту партию, которой суждено было стать прологом к нашему будущему матчу."

Е. Васюков: "Фишер был чрезвычайно доволен своей победой над Таймановым. 06 этом красноречиво свидетельствовал его сияющий вид. Обычно американский гроссмейстер избегал разбора только что закончившихся партий "на людях". Он забивался в темный уголок пресс-бюро и анализировал позицию в гордом уединении. На этот раз мы смотрели партию все вместе. Фишер был возбужден и говорил по-русски, что сначала он "стоял нехорошо", а потом "стоял хорошо". Фишер исключительно объективен в оценке позиции."

20. Саттлз - Фишер, 0-1

Чёрная лавина накрыла безропотного канадца.

21. Фишер - Мекинг, 1-0

Прямолинейный нажим на позицию рокировки чёрного короля привёл к неверному решению Мекинга о размене слонов, после которого он форсированно оказался в безнадёжном эндшпиле без пешки.

И вот 21-й тур. До финиша — три тура.

— Как вы намерены играть последние партии? — спросили у Фишера, уже обеспечившего себе место под солнцем.

— Конечно, на выигрыш! — сказал американец.

С. Воронков, Д. Плисецкий

22. Глигорич - Фишер, 0-1

Причиной поражения белых стала операция, начатая ходом 20. Kb5.

23. Фишер - Панно, 1-0 (без игры)

Если сложить шесть побед в последних турах межзонального турнира с победами над Таймановым и Ларсеном до первого поражения во второй партии в матче против Петросяна, то получится, что Фишер одержал 19 последовательных побед над элитными гроссмейстерами. Рекорд, не побитый до сих пор. Фантастическое достижение. Цифра могла быть равной и 20, если бы в 23-м туре на Мальорке победа Фишеру не была присуждена ввиду неявки аргентинца Оскара Панно, который не принял решения организаторов перенести на другое время партию с Бобби. Мотив переноса был связан с соблюдением шаббата американским гроссмейстером.

— Это и несправедливо и незаконно. Нельзя играть партию последнего тура после того, как остальные участники завершили свои. Можно перенести её на более ранний срок, но не на более поздний, — заявил Панно и вернулся к себе в номер. Бобби сделал ход 1.с4 (редкий для него случай) и получил очко ввиду неявки противника, одержав седьмую подряд победу.

...Если вынести за скобки инцидент в последнем туре, противники Фишера ломались под его напором. Его полная и безоговорочная победа в четверть- и полуфинальном матчах претендентов явились двумя тяжеловесными ударами, которые противникам пережить оказалось очень трудно. Ларсен собою прежним больше уже не стал. Тайманов не раз и не два признавался в частных беседах, что разгром, учиненный ему Фишером, стал незаживающей раной в его душе:

— В моей стране не могут понять, как я, один из сильнейших шахматистов мира, не смог выиграть ни одной партии у молодого игрока. Считается, что я проиграл за деньги. После этого поражения я стал "невыездным", меня лишили права публичных выступлений, не допускали на телевидение и радио, запретили тренировать молодых шахматистов и публиковать статьи в газетах и журналах. У меня осталась только основная ставка, которая положена гроссмейстеру, но ещё хуже было то, что наказание распространилось на меня и как на пианиста.

К. Льярдо, Ф. Брага, К. Минсер. Бобби Фишер. Легенда. Жизнь и партии величайшего гения шахмат

Итоговое положение:

1. Фишер - 18,5 из 23

2-4. Геллер, Ларсен, Хюбнер - 15

5-6. Тайманов, Ульман - 14

7-8. Портиш, Смыслов - 13,5

9-10. Глигорич, Полугаевский - 13

11-12. Мекинг, Панно - 12,5

13. Горт - 11,5

14. Ивков - 10,5

15-16. Минич, Саттлз - 10

17. Решевский - 9,5

18-19. Аддисон, Матулович - 9

20-22. Наранха, Уйтумэн, Филип - 8,5

23. Рубинетти - 6

24. Хименес Серкера - 5,5

Жеребьевка участников четвертьфинальных матчей состоялась сразу же по окончании межзонального турнира в Пальма-де-Мальорке. Образовались такие пары: Петросян-Хюбнер, Корчной - Геллер, Фишер - Тайманов и Ларсен - Ульман. Матчи претендентов игрались на большинство очков в десяти партиях.

Местом проведения матча Фишер - Тайманов был выбран канадский город Ванкувер. Многие специалисты безоговорочно отдавали предпочтение американскому гроссмейстеру. Фишер был на 17 лет моложе своего соперника, уже имел значительные достижения, обладал огромным талантом, завидным честолюбием, а также работоспособностью за доской.

Однако некоторые гроссмейстеры и шахматные деятели были осторожны в прогнозах. Ботвинник, к примеру, высказывал мнение, что о гарантированной победе Фишера не может быть и речи: "Фишер объявлен гением. Я с этим не согласен. "Гениев" вообще было много. В 1933 году в гениях ходил Флор."

В. Пак, А. Баранюк

Перед закрытием турнира состоялась жеребьевка участников матчей претендентов. Она проходила под руководством М. Эйве.

Американцу в четвертьфинале достался Тайманов. На вопрос о том, будет ли Фишер вообще участвовать в соревновании претендентов, глава американской федерации Э. Эдмондсон ответил: "Я в этом не сомневаюсь".

С. Воронков, Д. Плисецкий

Этап 2. Четвертьфинальный матч претендентов Роберт Фишер - Марк Тайманов (Ванкувер, 16 мая - 1 июня 1971 г.)

Победитель матча определялся в десяти партиях на большинство набранных очков.

Тайманов настаивал, что может выиграть, считая Фишера простым компьютером. Однако даже официальный орган ЦК КПСС, газета «Правда», была настроена пессимистично, не решившись напечатать столь самоуверенный прогноз.

Тайманов много готовился, ему помогал бывший чемпион мира Михаил Ботвинник, передавший Тайманову свой огромный архив по Фишеру.

...В дополнение к этому досье за Таймановым стояла такая совершенная организация, как советская шахматная машина. Ему помогали три гроссмейстера: руководитель команды Александр Котов, одарённый, но молодой и относительно неопытный Юрий Балашов и Евгений Васюков, старый партнёр по тренировкам. С точки зрения Тайманова, команда не идеальная: «Я хотел, чтобы рядом был Таль. Он мой друг, и в случае проигрыша Миша поддержал бы меня». Но Ботвинник считал Таля чересчур богемным, а любовь к выпивке могла лишить его способности к многочасовому трезвому анализу, требующемуся от секунданта. Пуританские чиновники Центрального Комитета не одобряли и три развода Таля.

По контрасту, Фишеру никто не помогал. Он надеялся, что его секундантом станет гроссмейстер Ларри Эванс, но Эванс отказался из-за двух требований, которые предъявил Фишер: он должен воздерживаться от журналистики и оставить дома жену. Однако рядом всегда находился полковник Эдмондсон, помогая и с разрешением любых конфликтов, и с подготовкой.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

...Ботвинник предоставил своему коллеге конспекты выводов и наблюдений. Тайманов опубликовал материалы, составленные «гением подготовки» — Ботвинником.

«В дебюте:

— К каждому соревнованию Фишер подготавливает какой-нибудь новый вариант (чаще всего один). Имеет варианты (например, в сицилианской защите), которые тщательно разработал и охотно и уверенно на них идет.

— В сицилианской защите белыми нередко ставит фигуры по схеме Кc3, Кb3, Сd3, Сe3 и Фf3.

— В разных дебютах любит построение Сg7, пешка d6 и Кe5. Когда сталкивается с неожиданностями в дебюте (особенно в теоретических позициях), почти всегда реагирует неудачно!

— Фишер не любит пешечные цепи. Ему нужен «воздух» для фигур.

В миттельшпиле:

— Против заведомо более слабых противников любит резко надвигать пешки королевского фланга.

— Любит ясные позиции. Готов на любые упрощения, имея позиционные плюсы.

— Неуверенно реагирует на резкое изменение игровой ситуации (переход от атаки к защите).

— Проигрывает в основном острые позиции. Почти не случаются «технические» проигрыши.

— «Оберегает» пешечную цепь.

— Любит «портить» пешки противника.

— Любит жертвовать качество за центральные пешки.

— Любит переводы ладей через третью горизонталь (Лf1-е1-е3).

— Любит «длинные» ходы ферзем.

— Против коней b3 или b6 любит двигать пешку «a».

— Легко расстается со слонами (часто и Сf8-b4:с3 и Сc8-g4:f3).

В эндшпиле:

— Предпочитает коня слону.

— Любит длинные «рейды» короля.

— Любит играть с разноцветными слонами при ладьях.

Общие замечания:

— Раньше охотно жертвовал пешки за активность фигур. С годами с материалом обращается «жаднее».

— Любит «хватать» пешки. Иногда таким образом «дешевит».

— Хорошо чувствует и негативную и позитивную стороны взаимодействия фигур.

— Не любит сильных фигур у партнера и стремится их сразу выменять.

— Со своей стороны тактику не упускает и видит много.

— Часто на нападение на фигуру отвечает контрнападением на фигуру противника (промежуточные удары).

Некоторые дополнительные соображения:

— Фишеру не следует жертвовать материал «из общих соображений». Если есть конкретное возражение, он его находит.

— Нельзя допускать его активности без контригры!».

Сделав после своего матча с Фишером достоянием гласности этот конспект ботвинниковских наблюдений, Тайманов в заключение писал: «Поразительный анализ! Это было просто великолепное подспорье для подготовки. Жаль только, что не в коня оказался корм...»

И. Линдер, В. Линдер. Роберт Фишер: жизнь и игра

Организаторы соревнования, приготовив гостям великолепный отель, местом проведения игры выбрали... небольшую комнату в библиотеке студенческого городка (они были наслышаны о нелюбви Бобби к крупным игровым залам с большим количеством публики и потому перестарались). После протеста советской делегации и с согласия Фишера был найден небольшой уютный зал на двести мест. На это ушло четыре дня, и матч начался с запозданием.

В. Пак, А. Баранюк

Переговоры перед матчем
Переговоры перед матчем

На фото слева направо: Р. Фишер, главный арбитр матча Божидар Кажич, Е. Васюков, М. Тайманов

1. Тайманов - Фишер, 0-1

"Старая индийская" привела к очень сложной игре со взаимными шансами, в которой виктория досталась Фишеру.

«Обидное поражение! - писал впоследствии М.Е. Тайманов. - Но удрученным я себя не чувствовал. Как мне казалось, на протяжении почти всего поединка я почти ни в чем не уступал могучему партнеру. Более того, после смелого эксперимента в дебюте долгое время владел инициативой и был близок к успеху. И хотя впоследствии Ботвинник считал, что «Тайманов избрал неправильный метод игры - Фишера нужно ограничивать», о выбранной стратегии не жалею. Первая «проба сил», несмотря на неудачу, пожалуй, только добавила мне оптимизма. Увы, ненадолго...».

В. Пак, А. Баранюк

2. Фишер - Тайманов, 1-0

Фишер пошёл на вариант сицилианской защиты, в котором за пешку получил сильное длительное давление. Последующая игра проходила под диктовку белых с разным материальным соотношением, от отсутствия пешки до наличия лишней, где в решающий момент для достижения ничьей советскому гроссмейстеру необходимо было сыграть 81...Крd6.

В этом положении (после 73 хода белых - прим. моё) партия была отложена вторично. Даже при беглом взгляде на создавшийся эндшпиль диагноз не вызывал сомнений - ничья без проблем. Таль писал потом: "Удивительный все же характер у Фишера! Я, например, (да и не только я ) не доигрывал бы эту позицию при любом турнирном положении — пустая трата времени. Но Фишер играет до королей!" Мне не раз и притом без всякого удовольствия приходилось в этом убеждаться.

Итак, партия должна снова доигрываться, Но не завтра, а, как оказалось на мое несчастье, только после следующего трагического поединка.

А потому прежде всего следовало проанализировать ситуацию, сложившуюся на старте и настроиться на новую дуэль. Четко помню, что беспокойства о ходе событий я отнюдь не чувствовал. Несмотря на пережитое, оптимизм мне пока не изменял. Конечно, во второй партии я почувствовал всю мощь грозного соперника — и отличную дебютную подготовку, и глубочайшее позиционное чутье, и железную хватку, и невероятную настойчивость, и уверенность в своих силах, словом, понял, что впереди меня ждут тяжелые испытания. Но было немало оснований и для внутреннего удовлетворения. Все же, бесспорно, что я владел инициативой в первой встрече, а во второй — мужественно выдержал типично фишеровский натиск и ожидал спасти трудный эндшпиль без пешки. То, что накануне при доигрывании Фишер "помог" мне в этом, тоже считал благоприятным признаком — ничто человеческое не чуждо и великому американцу, и если уж даже он допускал технические погрешности, значит "не так страшен Бобби, как его малюют".

Кто мог предположить, что уже в ближайшие 3 дня все пойдет прахом и от светлых иллюзий не останется ни следа.

Забегая вперед скажу, что в третьей партии мне суждено было испытать поистине жестокое разочарование - вместо маячившего выигрыша, беспомощно проиграл — и это жуткое фиаско определило и исход отложенной накануне второй партии, и ход событий в последующих, и разгромный результат всего матча, и многое, многое в жизни...

...81... Крd5-e4??

Невероятно! Можно понять, когда гроссмейстер подставляет фигуры или даже "зевает" мат — чего не случается с "простым смертным". Но нарушить хрестоматийное правило, известное с детских лет как 2 х 2 = 4?

20 лет прошло с того памятного доигрывания, но до сих пор как в кошмарном сне вспоминаю этот чудовищный ход королем в сторону, противоположную "ничейному углу" f8. Какое-то затмение... Ясно, что и 81... Кd3 82. h4 (или 82. Крf5 Крd6) Кf4 83. Крf5 Крd6, и 81... Крd6 82. Сe2 Кd7+ 83. Крf7 Крe5 84. h4 Кf6 вело к элементарной ничьей. Теперь же наступает катастрофа.

М. Тайманов. Я был жертвой Фишера

3. Тайманов - Фишер, 0-1

Снова "старушка". Тайманов сразу продемонстрировал чрезвычайно агрессивный настрой, но быстро увяз в своей неподготовленной игре.

...третья партия протекала в нервозной обстановке. В один из моментов, когда Тайманов, сделав ход, прогуливался по сцене, Фишер, неожиданно прервав раздумье, через полковника Эдмондсона обратился к главному судье Кажичу с жалобой на то, что, дескать, хождение соперника мешает ему думать. Кажич деликатно сказал об этом Тайманову, добавив, что он не поддерживает претензий Фишера. Но советский гроссмейстер, не желая обострения конфликта, предложил компромиссный вариант: если Бобби откажется от привычки выбивать под столом дробь, то он будет уходить за кулисы. Фишер согласился, и консенсус был найден.

В. Пак, А. Баранюк

...партия была отложена и, конечно, сдана мною без возобновления игры.

Быть может, это - самая горькая партия в моей жизни. Я переживал ее остро поначалу и мучительно в течение многих лет... На следующий день ситуация усугубилась невероятным в шахматном смысле, но предопределенным моим состоянием грубейшим промахом в отложенной второй партии матча, где ничья была совершенно очевидна. Борьба в поединке едва разгоревшись, по существу завершилась, я был сломлен, испытывал болезненное состояние и с повышенным кровяным давлением слег в больницу. Матч был прерван на три дня.

М. Тайманов

Offtop: пока болел Тайманов, в далёком Северодвинске успел родиться один великий человек :)

Игра...
Игра...

4. Фишер - Тайманов, 1-0

По итогам разменного урагана возник мучительный для чёрных эндшпиль, удержать который им не удалось.

Этой позиции (после 45 хода белых - прим. моё) суждено было проникнуть во все учебники по эндшпилю, как классический пример преимущества слона над конем при пешечных "островках" на двух флангах. И план, осуществленный Фишером, тоже стал хрестоматийным. Он предельно логичен и четок и состоит из нескольких взаимосвязанных фаз: 1. Фигуры сильнейшей стороны подбираются к уязвимым пешечным объектам (в данном случае к пешкам b6 и g6) и сковывают силы противника необходимостью их защиты. 2. Используя преимущество в маневренности, сильнейшая сторона создает "цугцванговую" ситуацию, при которой становится возможна жертва фигуры за 2 или 3 пешки. 3. Образуются проходные пешки на двух флангах, которые и решают участь партии. Против этой программы достаточных ресурсов защиты нет. Остается проследить за ее реализацией. Она у Фишера безупречна.

М. Тайманов

5. Тайманов - Фишер, 0-1

Тайманов с дебюта завладел инициативой, но ничего существенного из неё не извлёк, а в близкой к ничейному соглашению позиции зевнул ладью.

М. Таль: "Что произошло при доигрывании пятой партии, могут поведать только очевидцы. Просто невероятно, чтобы три гроссмейстера через ход после возобновления игры подставили целую ладью. Также трудно себе представить, как могло прийти Тайманову в голову, что Фишер после домашнего анализа зевнет на ровном месте пешку. Недурные загадки для психологов!"

М. Тайманов: "...после пережитого очередного кошмара внезапно наступило облегчение и полная расслабленность. Это была счастливая защитная реакция измученного организма. Переживать больше просто не хватало сил, и по известному принципу - «чем хуже, тем лучше» - в голову пришла успокоительная мысль: если я проигрываю даже такие позиции, значит это просто «злой фатум», которому сопротивляться бесполезно. Все поймут, что гроссмейстеру противоестественно допускать такие ошибки, какие допускал я на протяжении всего матча, и дело не столько в шахматном превосходстве Фишера над Таймановым, а в какой-то иной неразгаданной причине... Только бы забыть все это. Но оставалась еще одна партия. Признаюсь, мне было уже совершенно все равно, как она закончится. Настроение было «чемоданное»... Я заказал билеты на ближайший самолет".

6. Фишер - Тайманов, 1-0

Сицилианская борьба свелась к эндшпилю с лишней пешкой у белых, практическую компенсацию за которую противоположная сторона доказать не смогла. Фишер изящной техникой повесил теннисную "баранку".

Матч завершён победой Фишера со счётом 6-0.

Фишер... скромно заметил: «Результат 6:0 слишком завышен. Борьба была значительно тяжелее, чем показывает итоговый счет. Тайманов имел выигранную позицию в третьей партии, где его дебютная новинка оказалась очень удачной, и преимущество в первой и пятой. Легче быть джентльменом, когда победишь, чем если проиграешь, и потому приветствую своего партнера».

В. Пак, А. Баранюк

Далёким от шахмат людям трудно оценить значение такой победы всухую. Типичным результатом матча двух выдающихся игроков может быть, скажем, шесть побед к четырём, при девяти ничьих. Фишер же выиграл у гроссмейстера мирового класса шесть партий, ни разу не проиграв и без единой ничьей. Английский шахматист П.Г. Кларк писал: «Это достижение Фишера, возможно, лучшее из всех личных единоборств, по крайней мере в терминах статистики».

Проигрыш матча перевернул всю жизнь Тайманова. Этот представитель советского шахматного истеблишмента пострадал от гнева системы, почувствовавшей себя преданной, униженной и даже напуганной глубиной катастрофы. Вспоминая об этом эпизоде в книге «Я был жертвой Фишера», Тайманов рассказывает о своей «гражданской казни»: «Если накануне матча я пользовался официальной и общественной репутацией "образцово-показательного гражданина"... то после поражения от Фишера я внезапно попал под огонь безжалостно уничтожающей критики властей всех уровней».

Его «гражданская казнь» началась 5 июня 1970 года на таможне московского аэропорта Шереметьево по возвращении из Ванкувера. Он делал это уже десятки раз и без всяких инцидентов. Теперь же его тщательно обыскал старший таможенный чиновник, названный в отчёте «товарищем Дмитриевым». Багаж Тайманова запаздывал, но в его ручной клади таможенники нашли экземпляр книги Александра Солженицына «В круге первом». Вдобавок они обнаружили большое количество американской валюты — приз Тайманова плюс неизрасходованные средства на поездку. Тайманов сказал товарищу Дмитриеву, что в его портфеле находится конверт с 1100 голландскими гульденами, которые он не задекларировал. Макс Эйве просил Тайманова отдать это письмо гроссмейстеру Сало Флору — деньги были гонораром за статьи, которые Флор публиковал в голландской периодике. «Поскольку меня просил об этом президент ФИДЕ, человек, уважаемый в нашей стране, – объяснял Тайманов, — я решил, что будет невежливо ему отказать». Для подозрительного человека всё выглядело так, словно таможенники заранее знали, на что наткнутся.

Тайманов оказался на суде Спорткомитета за два таможенных нарушения — контрабанда валюты и провоз книги, о которой министр Сергей Павлов с яростью сказал, что её и в руки-то взять противно. «Они сидели с такими лицами, — пишет Тайманов, — будто я ограбил канадский банк, а миллионы долларов привез в Советский Союз».

...В своей объяснительной записке Тайманов неубедительно доказывал, что книга Солженицына являлась для него необходимым чтением, поскольку-де западные журналисты всегда задавали вопросы о самом известном писателе СССР. Он не читал Солженицына прежде и «думал, что было бы целесообразно ознакомиться по крайней мере с одним из его произведений. Разумеется, я собирался избавиться от книги... но забыл это сделать». Он продолжал: «Я признаю, что с моей стороны это серьёзный проступок, который может быть объясним лишь состоянием шока после матча».

Он, как и все остальные, понимал: реальным обвинением было то, что в своей секретной записке в ЦК КПСС от 21 июня Павлов назвал «беспрецедентным поражением советского гроссмейстера». В сознании чиновников советский шахматист, проигравший со счётом 6:0 представителю американского империализма, совершил акт намеренного идеологического саботажа. Тайманов объяснял столь жёсткое отношение к себе так: «Я был первым. И они думали, что за этим лежит что-нибудь политическое».

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Этап 3. Полуфинальный матч претендентов Роберт Фишер - Бент Ларсен (Денвер, 6 - 20 июля 1971 г.)

Победитель матча определялся в десяти партиях на большинство набранных очков.

Фишер вновь был фаворитом, но Спасский предсказывал сложную борьбу: «Ларсен немного сильнее духом». Датчанин был вторым западным игроком, угрожавшим в тот период советской шахматной гегемонии. Он дважды победил Фишера в турнирах. После рассмотрения заявок на место проведения матча игроки отправились в американский город Денвер.

Ларсен считает, что его согласие на Денвер было роковой ошибкой. Привыкший к мягкому летнему бризу северной Европы, он попал в изматывающую жару Колорадо. «Я не мог играть. Просто не мог. Было невозможно спать. Стояла такая жара, что людям, работавшим в офисах, разрешали оставаться дома».

Первая партия состоялась 6 июля в игровом зале женского колледжа «Темпл Бьюэлл».

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

1. Фишер - Ларсен, 1-0

В стандартной французской защите Ларсен поторопился с игрой против пешки е5, не успев рокировать, и попал под атаку. Фишеру не удалось быстро наказать датчанина за проявленную беспечность, а контригра чёрных дала им эндшпиль с ферзём против ладьи и двух слонов, где для спасения им требовалась компьютерная точность.

В 1-й партии Ларсен применил французскую защиту — редкая гостья в его дебютном репертуаре. Фишер пошел навстречу «пожеланиям» соперника и, пожертвовав пентральную пешку, лишил его рокировки. Черный король под огнем неприятеля величественно прошествовал на 6-ю горизонталь. Белые действовали на грани, но не пересекая последней черты риска. У Фишера все было, как всегда, основано на предельной мобилизации сил и взаимодействии всех фигур, у Ларсена — на вдохновении и поиске...

И. Линдер, В. Линдер

2. Ларсен - Фишер, 0-1

В получившемся из английского начала миттельшпиле стороны сохраняли примерное равновесие и логично перенесли решение вопроса о результате партии в эндшпиль. Ларсен настойчиво пытался ставить проблемы, но ходом 38. Лс1 пропустил простой тактический удар, после которого оказался в безнадёжной позиции без двух пешек.

Фишер применял только дебютные схемы, к которым привык, и неумолимо заставлял соперника, что называется, плавать в своих водах. Все попытки Ларсена «замутить» игру разбивались о кристально чистую защиту черных. Неудовлетворенный подобным ходом событий, гроссмейстер из Старого Света, пренебрегая печальным опытом предшественника, в поисках инициативы увлекся и... проиграл.

И. Линдер, В. Линдер

3. Фишер - Ларсен, 1-0

В результате вызывающе странной дебютной концепции Ларсена его позиция затрещала по швам. Фишер выиграл пешку и спокойно реализовал перевес.

Уже на 11-м ходу потерявший психологическую устойчивость Ларсен допустил ошибку, и вскоре белые завладели всеми ключевыми пунктами позиции. А сопротивление черных до 41-го хода комментаторы сравнивали с агонией...

И. Линдер, В. Линдер

4. Ларсен - Фишер, 0-1

24...f4, 25...Кf5, 26...Фg7 - и белый король внезапно попадает в большую беду.

...Ларсен бесперспективно атаковал на ферзевом фланге, а Фишер целенаправленно — на королевском!

И. Линдер, В. Линдер

После окончания четвертой партии Ларсен посчитал, что ошибку он допустил из-за недосыпания - из-за сухого воздуха он плохо спал. Тогда Ларсен обратился к врачу, и тот обнаружил у датчанина резкое повышение кровяного давления - до 160 единиц. Ларсену прописали лекарства, а пятую партию перенесли. Через три дня давление снизилось до 140, и врач дал разрешение на продолжение матча. Но у Ларсена, как он впоследствии рассказывал, зародилось подозрение, что врач, как член турнирного комитета, был заинтересован в проведении пятой партии в воскресенье, когда ожидался большой наплыв зрителей.

В. Пак, А. Баранюк

5. Фишер - Ларсен, 1-0

Ларсен подкорректировал вариант из предыдущей "чёрной" партии и уверенно вышел из дебюта прямо в эндшпиль, где Фишер благодаря жертве качества получил достаточное для победы преимущество.

6. Ларсен - Фишер, 0-1

От отчаяния Ларсен сыграл 1. f4 и пустился во все тяжкие.

Матч завершён победой Фишера со счётом 6-0.

...если давление более или менее пришло в норму, нормализовать ход матча Ларсену уже не удалось. Ничьи его уже не устраивали, а насилие над позицией приводило к очередному поражению. Так было в 5-й партии, когда он пошел на сомнительный выигрыш качества, так было и в 6-й, когда он мог завершить дело «вечным шахом».

И. Линдер, В. Линдер

Ю. Авербах: «С легкой руки некоторых «фишероведов» утвердилось мнение, что Фишер неуверенно играет в обоюдоострых позициях. Раньше так бывало, но, как показывают некоторые встречи матчей Фишера с Таймановым и Ларсеном, Фишер отменно ведет игру в подобных позициях. Умело сочетая атаку и защиту, он использует малейшие особенности позиции».

М. Таль: «Борьба в Денвере не получилась совсем. Ларсен нервничал и допускал грубые ошибки. Строго говоря, по-настоящему содержательными были две партии: первая партия, в которой гроссмейстеры выступали на равных, и шестая, уже не имевшая никакого спортивного значения. Когда анализируешь сыгранные в Денвере партии, обнаруживаешь, конечно, что в одной или двух встречах могла случиться и ничья. Кстати, преимушества у Ларсена, мне кажется, не было, за весь матч ни на одном ходу.

...Вне зависимости от того, с кем будет играть финальный матч американский гроссмейстер и как этот матч закончится, сегодня уже можно смело сказать, что подобного превосходства в ранге соревнований на первенство мира до сих пор не демонстрировал ни один претендент на шахматную корону».

Хотя отчёты о шахматных событиях пока что пребывали на последних страницах газет, общественный интерес к Фишеру набирал обороты. Президент Никсон послал ему письмо: "Я присоединяю свои поздравления к тем многим, которые вы уже получили. Ваши девятнадцать побед подряд в соревнованиях мирового уровня являются беспрецедентными, и у вас есть все основания гордиться своим великолепным достижением. Готовясь к встрече с победителем матча Петросян — Корчной, можете быть уверены, что соотечественники всем сердцем поддерживают вас."

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Этап 4. Финальный матч претендентов Роберт Фишер - Тигран Петросян (Буэнос-Айрес, 30 сентября - 26 октября 1971 г.)

Победитель матча определялся в двенадцати партиях на большинство набранных очков. Секунданты: у Петросяна — Ю. Авербах и А. Суэтин, у Фишера — Л. Эванс. Главный арбитр — Л. Шмид.

Фишер хотел играть в Аргентине. Петросян же категорически отказывался от Буэнос-Айреса, объясняя это большой удаленностью столицы Аргентины от Европы, а также своеобразным климатом страны. Он был бы не против сыграть матч в Югославии или Греции.

Переговоры о месте проведения матча привели к тому, что остались две кандидатуры - Афины и Буэнос-Айрес. Фишер настаивал на столице Аргентины, нажимая на тот факт, что она предложила самый большой приз победителю. Петросяну больше по душе были Афины. Бросили жребий. Выбор пал на Буэнос-Айрес.

...Местом проведения игр был выбран красивый зал театра «Сан-Мартин», расположенного в центре столицы Аргентины. Тигран Петросян и Роберт Фишер играли за мраморным, пожелтевшем от времени шахматным столиком, тем самым, за которым в 1927 году сражались в матче на первенство мира Хосе Рауль Капабланка и Александр Алехин.

...28 сентября 1971 года в здании министерства социального обеспечения состоялась пресс-конференция. На вопросы отвечали только Петросян и Фишер. Американский гроссмейстер сидел со скучающим лицом человека, зря теряющего время. На дурацкий вопрос одного из журналистов: «Бобби, правда, что вы плачете после проигрыша?» он сначала сердито отмахнулся, а затем в сердцах сказал: «Ну, если я плачу, то русские после поражения заболевают и берут тайм-аут».

В этом матче секундантами Фишера были попеременно Р. Бирн, И. Кэжден и Л. Эванс. Интерес к матчу был так велик, что кроме заполненного зрительного запав «Сан-Мартине» во время игры постоянно находились еще около двух тысяч любителей шахмат. Большинство из них сидело в фойе на полу, покрытом пластиком, и слушало по радио комментарии аргентинских гроссмейстеров О. Панно, Г. Пильника, М. Найдорфа и других. Но затем радио было выключено, так как обрывки этих комментариев доносились даже до зрительского зала, что вызвало нарекания Фишера.

В самом зале все время стояла тишина. Фишер реагировал на малейший шум и тут же подзывал главного арбитра Лотара Шмида. Кроме того, американец протестовал против того, чтобы зрители пользовались шахматами, в том числе и карманными.

В. Пак, А. Баранюк

1. Фишер - Петросян, 1-0

В дебюте Петросян захватил инициативу, но для её дальнейшего развития требовалась очень точная игра. Осложнения привели к равному эндшпилю, в котором Фишер уклонился от троекратного повторения позиции с тем, чтобы попробовать провести в ферзи свою крайнюю проходную - и решающая ошибка чёрных (36...f4 вместо простого взятия на а2) не заставила себя долго ждать.

На «военном совете» советская делегация долго обсуждала выбор дебюта для первой партии. Психологически важно было приостановить длинную серию побед Фишера. Было решено остановиться на новом продолжении варианта сицилианской защиты, который встречался в матче Фишер -Тайманов.

Специально было подготовлено усиление в построении, которое часто и охотно разыгрывал Фишер. Интересно, что это усиление сообщил Петросяну незадолго до матча методист Кишиневского шахматного клуба В. Чебаненко. Тщательная проверка показала, что скромный молдавский кандидат в мастера действительно нашел важное усиление в этом варианте.

Но в нужный момент Петросян почему-то сыграл не так, как намечалось. Он и сам впоследствии не мог объяснить, зачем свернул с намеченного пути. Петросян, игравший черными, владел инициативой и просто обязан был играть активно. Увы, к такой игре советский гроссмейстер еще не был готов и где-то в глубине души мечтал лишь о ничьей. Американец перехватил инициативу и добился победы - тринадцатой подряд в претендентских матчах!

В. Пак, А. Баранюк

Фишер спешит на партию
Фишер спешит на партию

Будучи тренером, обычно, я не хожу в турнирный зал к началу игры. Часа через полтора в моем номере раздался телефонный звонок:

— Вы смотрели ход ладьей на d1? — обрушился на меня Батуринский.

— Да, смотрели, — ответил я. — На это нужно брать ладьей на g2.

— А почему Петросян так не сыграл? — прокурорским тоном продолжал допрос Батуринский.

— Этот вопрос вы должны задать Тиграну.

Однако нет худа без добра. Поражение взбодрило Петросяна, заставило мобилизоваться.

Ю. Авербах. О чём молчат фигуры

29 сентября - торжественное открытие матча. В этот день в Аргентине проводилась всеобщая забастовка. Может быть, поэтому зрителей в зале немного — всего 200-300 челонск. Открытие назначено на 8 часов вечера. Фишер опаздывает. "Периодисты", пользуясь передышкой, обступают Петросяна. "Не считаете ли вы, гроссмейстер, что опоздание Фишера — это борьба нервов?" "Нет - следует быстрый ответ, — это вопрос воспитания..."

А. Голубев, Л. Гутцайт. 744 партии Бобби Фишера, том 2

Во время первой партии на сцене погас свет. Главный арбитр матча Лотар Шмид остановил часы. Фишер продолжал сидеть за столиком. Петросян обратил внимание судьи на то, что Фишер должен либо удалиться, либо сделать ход. Тогда Фишер быстро сделал ход. Через 10 минут свет был включен. Советская делегация сделала письменное представление судье и организаторам матча, и те заверили, что такое больше не повторится.

Когда во время восьмой партии свет снова погас, неисправность была устранена в течение одной минуты - сработало специально установленное автоматическое устройство.

В. Пак, А. Баранюк

2. Петросян - Фишер, 1-0

Пренебрегая шахматными канонами, Фишер с первых ходов бросился на своего соперника с открытым забралом. Виртуозной игрой экс-чемпион мира погасил пыл американца и сплёл матовую сеть вокруг чёрного короля. Счёт 1-1.

В связи с различными религиозными праздниками, следующая партия состоялась только через пять дней.

И. Линдер, В. Линдер

Накануне Фишер заявил, что не будет больше любопытствовать, какие у русских есть заготовки в дебютах, и потому одолеет соперника с меньшей затратой энергии, чем в первой партии. Наделе же на первые десять ходов американец затратил 28 минут, в то время как Петросян - всего 8. Тринадцатый ход в защите Грюнфельда Фишер сделал молниеносно. Как выяснилось, этот ход вел к тяжелым, а может быть, и непоправимым последствиям. Петросян осуществил эффектный прорыв пешками и заслуженно победил. Взмокший от пота Фишер остановил часы и протянул руку Петросяну.

В. Пак, А. Баранюк

3. Фишер - Петросян, 1/2

По взаимному согласию соперники вошли в мутную французскую реку - и по недоразумению выбрались на ничейный берег. Счёт 1,5-1,5

...впервые в жизни армянский гроссмейстер нарвался на троекратное повторение позиции. По требованию Фишера была зафиксирована ничья ввиду троекратного повторения позиции.

В. Пак, А. Баранюк

Мы с Суэтиным сидели в турнирном зале, ожидая, что вот-вот партия будет отложена и при домашнем анализе можно будет найти самый четкий путь к победе. И здесь случилось непоправимое. Петросян сделал очередной ход, перевел часы. Не успел оператор показать этот ход на большой демонстрационной доске, как небрежным жестом Фишер поманил к себе главного арбитра Лотара Шмида и, когда тот подошел, что-то ему сказал. Шмид посмотрел на позицию, взглянул на бланк партии и утвердительно кивнул головой. На демонстрационной доске вывесили табличку «Tablas» (ничья).

Выяснилось, что, стремясь побыстрее отложить партию, Петросян решил повторить ходы и допустил троекратное повторение одной и той же позиции.

Ю. Авербах

4. Петросян - Фишер, 1/2

День согласия и примирения. Счёт 2-2

Я уже говорил, что обычно отправлялся в турнирный зал часа через полтора — два после начала игры. Выхожу из своего номера и вижу идущего по коридору Петросяна. Я, естественно, забеспокоился.

— Что случилось?

— У меня непорядок с желудком, — пожаловался Тигран. — Но мне еще хотелось проверить, могу ли я, если захочу, свести белыми партию вничью!

Это решение выглядело очевидной психологической ошибкой. Оно давало американцу передышку, чтобы окончательно прийти в себя.

И у меня возникло подозрение, что первые три партии отняли у Петросяна так много нервной энергии, что он подсознательно сам стремился к передышке, сам старался уклониться от напряженной борьбы. Это был плохой признак.

Ю. Авербах

А. Суэтин: "В то время у нас мелькали сообщения, что Фишер оказывает психологическое давление на Петросяна, умышленно опаздывая на игру. В действительности причиной тому был его режим. Регулярно перед партией он направлялся на теннисный корт или в бассейн (случай уникальный: обычно шахматисты перед партией отлеживаются в постели и дремлют). И, увлекаясь, просто не успевал приходить к началу встречи, опаздывая на три-четыре минуты...

...Фишер никогда не думал больше получаса над ответственным ходом и не случайно он регулярно загонял самого Петросяна в цейтнот. Во время партии он был очень сконцентрирован. Все пять часов, даже когда размышлял над ходом партнер, не отрывал глаз от доски, причем в минуты наибольшего напряжения не краснел, как большинство шахматистов, а наоборот, сильно бледнел. Обычно шахматисты в часы игры тонизируют себя чашечкой кофе или чая. Фишер явно предпочитал молоко или фруктовые соки. Таким образом ом не тонизировал свою нервную систему, а подпитывал ее. Думается, что этот несколько необычный режим был рекомендован ему медиками, изучившими особенности его психики".

5. Фишер - Петросян, 1/2

Петросяну удалось отсидеться в окопах русской партии и даже на некоторое время обозначить лёгкую инициативу. Счёт 2,5-2,5

Итак, после пяти встреч счет оказался равным — 2,5:2,5. Казалось бы, Петросян мог быть удовлетворен таким результатом. Он сумел сделать то, что не удалось ни Тайманову, ни Ларсену, — сдержал на старте натиск американца... Однако нас, кто был рядом с ним, беспокоило то, что при большом игровом преимуществе он не смог добиться хотя бы минимального перевеса в счете. А в шахматах, как в футболе: если ты не забиваешь, то мячи летят в твои ворота!

К тому же я заметил у Петросяна появление тех же признаков, что наблюдались на финише его второго матча со Спасским. Он стал легковозбудимым и крайне раздражительным. Складывалось впечатление, что Тигран с трудом переносит все возрастающий накал борьбы. А это значило, что в любой момент следовало ожидать кризиса.

Ю. Авербах

6. Петросян - Фишер, 0-1

Петросян решил получить белыми пассивную закрытую позицию, и после вскрытия Фишером игры был вынужден вести тяжёлую борьбу за ничью, в которой не преуспел. Счёт 3,5-2,5 в пользу Фишера.

Смена погоды на улице и смена течения матча произошли одновременно, для Петросяна барометр всюду показывал «пасмурно», для Фишера — дожди шли только на улине, на душе у него после победы в 6-й партии просветлело, и он даже дал несколько интервью.

И. Линдер, В. Линдер

Тигран Вартанович решил белыми играть английское начало, поскольку, мол, Фишер никогда себе не изменяет и подобный дебют был в четвертой, ничейной, партии. Но опять почему-то (о, эти странности соперников Фишера!) уже на втором ходу отходит от своего плана и быстро попадает в худшую позицию. В отложенной на 42-м ходу партии белые еще могли спастись, но ход был записан проигрышный. Всю ночь Петросян искал спасение, но был до предела взвинчен, пришел на доигрывание уставшим и проиграл фактически без борьбы.

Во время этой партии... хулиганы бросили в партер газовые шашки. Пострадала только переводчица, получившая ожоги руки. Полиция нашла в зале около десятка таких шашек, но они не сработали. Аргентинская печать единодушно осудила провокацию, а президент национальной шахматной федерации Шмар заявил, что это наносит вред не только шахматам, но и престижу страны.

В. Пак, А. Баранюк

Т. Петросян: "После шестой партии Фишер действительно стал гением, а я то ли сломался, то ли устал, то ли были еще какие-то причины, но дальше в 7-й, 8-й, 9-й партиях это уже была не игра в шахматы."

В. Корчной: "Игра Петросяна в первых пяти встречах заслуживала высокой похвалы. И дело здесь заключалось не только в глубоко продуманной дебютной подготовке советского гроссмейстера. Его разумной тактике лавирования при выборе дебютных схем. Во всех этих партиях Петросяна отличала завидная устойчивость и уверенность. По существу, несмотря на равновесие в счете, чувствовалось определенное преимущество советского гроссмейстера, сумевшего направить борьбу по выгодному для себя руслу. Многим казалось, что в шестой партии матча Петросян, имея белый цвет, постарается "нажать" на Фишера. Но как ни парадоксально, именно в этой встрече у Петросяна случился непонятный сбой..."

Ю. Авербах: "Вместо того чтобы сразу разбудить меня или Суэтина, Петросян остаток ночи провел за доской. Когда мы утром к нему присоединились, он был до предела взвинчен, вследствие чего и наш совместный анализ стал носить нервный, взбалмошный характер. Час доигрывания неумолимо приближался, а мы так и не могли найти спасение".

В. Батуринский: "Еще много дней спустя отложенная позиция стояла в номерах у Авербаха и Суэтина, их поиски, где же была допущена ошибка и была ли она допущена, также оказались безрезультатными."

А. Суэтин: "Уже когда исход борьбы был практически предрешен в пользу Фишера, я как-то столкнулся в кафе с тренером Фишера — Р.Бирном. (Другого тренера, гроссмейстера Л. Эванса, за нарушение режима досрочно, без всяких обиняков, Фишер выставил из своей команды еще в ходе матча.) Я находился в минорном настроении. Не без удивления заметил, что и Бирну далеко не весело. На мой вопрос Бирн ответил: "Не знаю, зачем я здесь и за что получил 2000 долларов? Фишер совершенно игнорирует мое присутствие". Далее Бирн рассказал, что в единственной отложенной 6-й партии матча, где требовался очень трудоемкий анализ, он работал над ним всю ночь и утром с готовыми записями постучал в номер Фишера. Но "подопечный" не пустил своего тренера и даже вернул назад тетрадь с анализом. "Покажешь после партии, — сказал он Бирну. — А сейчас оставь меня в покое и не мешай мне анализировать. И не забудь, что вечером мы будем играть в теннис”.

Ю Авербах: "После этого поражения Петросяна как будго подменили. Он потерял покой, перестал готовиться, перестал отдыхать перед партией. Казалось, что в глубине души он стремится побыстрее закончить матч. Помешать этому тренеры были бессильны. Здесь требовался психотерапевт, если не психиатр."

7. Фишер - Петросян, 1-0

Матчевая ситуация заставила Петросяна искать счастья в "сицилианке". Фишер посредством усиления контроля за центром предупредил возможную активность чёрных и длинной серией крепких позиционных ходов отправил соперника в нокаут. Счёт 4,5-2,5 в пользу Фишера.

Тайманов заболел после 3-й партии, Ларсен — после 4-й, Петросян — после 7-й. «Супергроссмейстеры» и даже экс-чемпион мира просто не выдерживали того сверхчеловеческого напряжения, которое им пришлось переживать в матчах с Фишером.

И. Линдер, В. Линдер

Как заметил Б. Спасский, седьмая партия стала решающей. После нее стало ясно, что Петросяну не удастся удержать матч. Видимо, этим объясняется и его неуверенная игра в оставшихся партиях.

В. Пак, А. Баранюк

Л. Полугаевский: "Ситуация в седьмой партии вновь сложилась крайне неудачно для Петросяна, попавшего уже в самом начале в тяжелое положение."

8. Петросян - Фишер, 0-1

В своих устремлениях на чёрного короля Петросян был слишком прямолинеен. От Фишера требовалась простая игра по позиции. Счёт 5,5-2,5 в пользу Фишера.

Перед восьмой партией фотокорреспонденты, наконец-то, добились права делать снимки соперников, зала, сцены и т.д. в первые пять минут игры. Правда, Фишер тут же подал протест.

В целом Фишер в течение матча вел себя в общем-то корректно. Он даже, по настоянию Эдмондсона, являлся на различные многочисленные приемы, правда, с большой неохотой и с опозданиями. Выпив несколько бокалов сока и раздав ограниченное количество автографов, стремился быстро исчезнуть. А в ресторане Фишер садился обычно в уединении и, прежде чем изучить меню, вынимал карманные шахматы и что-то анализировал.

Сначала Фишер проживал в люксе на 19-м этаже отеля «Президент». Но однажды он увидел в фойе, которое обычно бывало малолюдным, огромное скопище публики - в тот вечер проходил какой-то прием. Фишера это так напугало, что на следующий день он переехал в другую гостиницу. При встрече с кем-либо из советской делегации Фишер старался тут же свернуть в ближайший переулок или же, не здороваясь, быстрым шагом проскочить мимо.

В. Пак, А. Баранюк

ГМ Р. Бирн (США): "Петросян упустил прекрасные шансы в первой и третьей партиях, хорошо начал восьмую, но, кажется, у него не хватило сил также хорошо ее закончить. Фишер ужасно играл во второй партии, был слишком легковесен в пятой и лучше всего играл в седьмой. В матче со Спасским, который не упускает малейшей возможности для победы и легко переносит поражения, у Фишера будет много трудностей."

Ю. Авербах: "От матча у меня в памяти осталась одна странная сценка, свидетелем которой я стал совершенно случайно. Произошла она в отеле "Эль президенте", где мы жили. Представьте себе просторный холл. Обычно там было малолюдно. Однако в тот вечер проходил какой-то прием. Народу было полным-полно, и разодетая публика, среди которой проворно сновали официанты, оживленно болтала. Как раз в тот момент, когда я вошел с улицы в холл, открылась кабина лифта и из нее вышел Фишер. Не знаю, что он подумал, узрев такое скопище людей, но лицо его выразило страшный испуг. В панике он юркнул обратно в кабину и поднялся к себе на этаж. Всё это произошло столь мгновенно, что я даже усомнился в реальности увиденного. Однако назавтра выяснилось, что американец переехал в другой отель..."

А. Суэтин: "Естественно, члены нашей делегации нет-нет да и сталкивались с Фишером. И всякий раз он вел себя словно дикарь (или строптивый ребенок). Старался свернуть в первый попавшийся закоулок или пробегал мимо. Последний раз я видел Фишера на банкете, устроенном по поводу окончания матча. Победитель был "вооружен" бокалом молока и специальным штампом, которым выстукивал свое факсимиле желающим получить его автограф. Очередь была очень длинной. Время от времени Фишер делал паузы и бегал за новой порцией молока, а затем продолжал стучать. Пользуясь случаем, я подарил ему только что вышедшую свою книгу. Позже я слышал, что она ему вроде бы понравилась."

Повсюду Фишера окружали толпы восторженных поклонников, от девочек–тинейджеров до пожилых пенсионеров. У аргентинцев были иные представления о личном пространстве, нежели у склонного к уединению американца: они стремились пожать ему руку, ухватить за рукав или похлопать по спине. Фишер в ужасе отворачивался. Для него стало привычным проскальзывать через задние двери, прятаться и пытаться перегнать поклонников своими широкими шагами. Буэнос-Айрес предвещал грядущий ажиотаж Рейкьявика; местная и международная пресса начинала выискивать информацию, не касающуюся шахмат, например о любимых закусках Фишера (сэндвич с жареными почками).

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

9. Фишер - Петросян, 1-0

Содержание партии свидетельствует об отсутствии у Тиграна Вартановича всяческого желания её играть. Матч завершён победой Фишера со счётом 6,5-2,5.

На закрытии матча Петросян сказал, что победа соперника была вполне заслуженной. Фишер поблагодарил своего соперника за джентльменскую игру. Там же был оглашен декрет президента Аргентины о награждении участников орденом Мая за заслуги в развитие связей и сотрудничества между народами.

На банкете победитель пил только молоко и ставил всем желающим свой факсимильный автограф, выполненный в виде штампа. Америка бурно ликовала по поводу победы своего любимца. А сам Фишер принял предложение задержаться в Южной Америке до декабря. Он заключил контракт на проведение 20 сеансов одновременной игры в Аргентине, Бразилии и Уругвае.

В. Пак, А. Баранюк

Президент Никсон вновь написал Фишеру: "Победа в Буэнос-Айресе на шаг приблизила вас к титулу чемпиона мира, который вы заслуживаете, и я вместе с тысячами шахматистов Америки буду поддерживать вас в следующем году во время встречи с Борисом Спасским".

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Хотя в матче не было серьёзных нарушений, Петросян позже сетовал: "Шахматисту трудно, когда он заранее знает, что играет в том городе и в том зале, где именно хочет играть его противник, что освещение делается по заказу соперника, что один получает за выступление экстра-гонорар, а другой нет... И дело тут не в том, что без экстра-гонорара плохо играть в шахматы, а в том, что невольно начинаешь чувствовать какую-то дискриминацию, обиду и даже почти унижение. Всё это создает у соперника Фишера определённый комплекс, подобный, наверное, тому, какой испытывают в окопах войска, подвергшиеся перед отражением атаки сильной артиллерийской обработке". Это также было предупреждением Спасскому.

В Москве Петросяна встретили как совершившего то, чего не удалось Тайманову: счёт 6,5:2,5 был поражением, но поражением достойным. Однако впервые за четверть века на мировую корону претендовал не советский шахматист. У Спасского поинтересовались перспективами борьбы за титул, но чёткого ответа не получили: «Одно лишь могу сказать: как мне думается, матч должен быть очень интересным». Свидетельства очевидцев говорили об уверенности Спасского: он считал, что может победить — и победит.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Б. Спасский, перед отъездом в Рейкьявик: Не только у меня праздничное настроение, но и у моих товарищей...

Марк Тайманов (6:0), Бент Ларсен (6:0) и Тигран Петросян (6,5:2,5) — "этапы большого пути" Бобби Фишера к матчу на первенство мира
Марк Тайманов (6:0), Бент Ларсен (6:0) и Тигран Петросян (6,5:2,5) — "этапы большого пути" Бобби Фишера к матчу на первенство мира
Этап 5. Матч за звание чемпиона мира Борис Спасский - Роберт Фишер (Рейкьявик, 11 июля - 1 сентября 1972 г.)

Обладатель титула определялся в 24-х партиях. В случае ничейного исхода действующий чемпион мира Спасский сохранял звание.

Начиная с весны 1971 года, ещё до того как американец победил Тайманова в первом из претендентских матчей, Борис Спасский и шахматные власти приступили к подготовке дуэли с Фишером. Обычно за тренировки гроссмейстера отвечает Шахматная федерация СССР, но благодаря своему положению чемпиона мира Спасский перепрыгнул эту ступень административной иерархии, обсудив свои планы напрямую с руководством Спорткомитета.

...С точки зрения Спасского, нужна была крепкая, преданная команда. К Бондаревскому, Геллеру и Крогиусу прибавился эстонский игрок Иво Ней, победитель юношеского чемпионата СССР 1948 года. Он был только международным мастером,... но главной причиной выбора Нея был его талант теннисиста.

...проблема была в том, что Спасский знал, как звезды спорта живут за границей. Однако требования чемпиона нельзя было игнорировать; ...Спасскому повысили стипендию до 500 рублей — теперь он получал на уровне министра; таким образом, он стал первым советским спортсменом, достигшим подобного уровня оплаты. Совет Министров — правительство — утвердил это увеличение как «персональный оклад».

Спасский довольно пренебрежительно отозвался о составе, с которым тогда работал: «Крогиус был не особо хорошим психологом... В Рейкьявике от него было мало толку. Ней — теннисист, но шахматист так себе. Один Геллер мне помогал». Однако истина заключалась в том, что Комитет всеми силами пытался убедить Спасского в необходимости других помощников. Небольшая команда, отправившаяся в Исландию, была составлена самим чемпионом.

Ко времени прибытия в Рейкьявик Спасский испытывал напряжение из-за разрыва с двумя ключевыми людьми в ходе подготовительного периода: одним из них был директор ЦШК Виктор Батуринский, другим — личный тренер Игорь Бондаревский. Поссорился он и с Ботвинником... Разрыв Спасского с Батуринским повлиял на управление матчем. Разрыв с многолетним тренером Бондаревским — на подготовку к нему.

Все три претендентских матча Фишер провел в Америке: в Ванкувере, в Денвере и Буэнос-Айресе. Через Эда Эдмондсона, исполнительного директора Шахматной федерации США, он предложил Максу Эйве, чтобы и финальный матч проходил в США, несмотря на то что игра на американской земле дает ему неоспоримые преимущества. Он категорически отказался рассматривать СССР в качестве варианта; в числе прочего, там бы он тревожился за свою безопасность. Спасский со своей стороны опасался того же в США. Однако он не хотел, чтобы матч проходил и в СССР; его сильно беспокоило, что некоторые коллеги могли поддерживать Фишера.

Если не в СССР и не в США, то где? Начиная поиски, ФИДЕ объявила, что любой город мира может заявить о своем желании принять у себя чемпионат, и запечатанные конверты с предложениями должны быть присланы до 1 января 1972 года. Некоторые города предложат за право проведения этого матча суммы, которые выглядели тогда беспрецедентными.

Когда в 1969 году Спасский победил в Москве Тиграна Петросяна, приз составлял 1400 долларов. На сей раз речь шла о совсем других деньгах. Белград, столица Югославии, где по шахматам сходили с ума, предложил в сто раз больше — 152 тысячи долларов... Рейкьявик предложил 125 тысяч, то есть по пятьдесят центов с каждого мужчины, женщины и ребенка Исландии; вся эта сумма была гарантирована правительством, хотя организаторы надеялись не только компенсировать издержки, но и получить доход, продав права на телевизионный показ. Заявку послал Гудмундур Тораринссон, президент Исландской шахматной федерации. Его выбрали (в его отсутствие) двумя годами ранее: пост перешёл от его брата Йохана, одного из лучших шахматистов Исландии. Именно Йохан посоветовал исландцам бороться за этот матч. Гудмундур говорит, что с неохотой согласился возглавить эту попытку; в конце концов, у него была основная работа — консультант по строительному бизнесу. Однако Тораринссон обладал политическими амбициями, а подобная кампания была единственным шансом обратить на себя внимание.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

В начале 1972 года меня направили в Пахру, чтобы своими глазами посмотреть, как проходит тренировочный сбор Спасского. Обстановка, которую я там увидел, настраивала скорее на отдых, чем на серьезную работу. На столе лежали карты и домино, а когда наступило время обеда, то, лукаво улыбнувшись, Борис извлек из тумбочки бутылку виски.

Став президентом, я попытался контролировать подготовку Спасского к матчу. Не тут-то было! Она была окружена завесой строгой секретности, и что-либо выяснить оказалось невозможным. Все сосредоточилось в руках руководства Спорткомитета. Даже Батуринский, поссорившийся со Спасским из-за какой-то мелочи (он отказался подписать Борису доверенность на машину), был полностью отключен от процесса подготовки. Что уж говорить о федерации.

Ю. Авербах

Фишер готовился к самому важному матчу своей жизни почти в полной изоляции. Шахматная поддержка пришла из двух источников. Кен «Топ Хэт» Смит был шахматным мастером и игроком в покер мирового уровня...

Другим помощником Фишера оказался добродушный, услужливый новозеландский международный мастер Боб Уэйд, житель южного Лондона и обладатель огромной шахматной библиотеки. У него было более специфическое задание: по требованию Эда Эдмондсона он посылал Фишеру тексты всех партий Тайманова, затем Ларсена, а перед финальным матчем претендентов — и Петросяна. Теперь Эдмондсон поручил ему собрать информацию для чемпионата мира.

С огромным трудом Уэйд нашёл все опубликованные партии Спасского; некоторые были хорошо известны, другие приводились в малоизвестных изданиях. Получившаяся в итоге папка содержала около тысячи страниц с тысячью партий. Он передал её Фишеру через Эдмондсона, который сделал для неё переплёт из красного бархата. К счастью, папка достигла адресата — работа была сделана вручную, и копий не существовало...

Фишер ещё не выбрал себе секунданта; в самый последний момент им стал гроссмейстер Уильям Ломбарди.

В день официального открытия матча, в субботу 1 июля, «New York Times» описала всю историю на первой полосе: «Колебания Бобби Фишера относительно участия в чемпионате мира по шахматам подняли волну споров и дискуссий в Нью-Йорке и Москве, а также в исландском Рейкьявике». ТАСС мотивировал действия Фишера тем, что в нем проявился «отвратительный дух наживы»...

Когда Геллер обвинил Эйве в том, что тот отложил матч, президент ФИДЕ использовал в качестве оправдания позицию чемпиона: «Я хотел спасти матч, потому что Спасский рвется играть».

С Фишером уже начались новые проблемы. Он закрылся от официальных лиц и послал своего секунданта Уильяма Ломбарди действовать от его лица на жеребьёвке, где определялось, кто будет играть белыми в первой партии. Это было слишком даже для Спасского. Сначала пустое кресло, теперь пропуск столь важной церемонии. Он прочитал короткое заявление на русском и покинул зал; внезапно будущее матча вновь оказалось под угрозой. В своем заявлении Спасский выражал протест против откладывания матча, обвинял Фишера в нарушении правил и оскорблении советского народа. Требовалось справедливое наказание, которым мог бы стать только зачет поражения в первой партии.

Седьмого июля была проведена жеребьёвка. Фишер снова опоздал...

Первая партия перенесена по требованию (или ультиматуму) советских на 11 июля. Спасский отправляется на рыбалку... Фишер возвращается к своим обычным занятиям: целыми днями спать, играть в боулинг и поедать американские стейки на военной базе в Кефлавике.

...нервничающие организаторы вечер за вечером ожидали визита Фишера, но тот медлил с осмотром. Когда же наконец претендент появился, примерно за сорок часов до начала первой партии, его одобрения заслужили только тридцать две шахматные фигуры и кресло на шарнирах, специально доставленное из Нью-Йорка...

Стол, доска, освещение, расстояние от зрителей до сцены и замотанные тканью башни, в которых скрывались кинокамеры, — всё это объявлялось неудовлетворительным.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

1. Спасский - Фишер, 1-0

"Только прилетели - сразу сели". Соперники действовали подчёркнуто аккуратно и пришли к равному слоновому эндшпилю, в котором Фишер забрал отравленную пешку h2 и через несколько ходов остался без фигуры.

...на 29-м ходу Фишер совершил немыслимое. Взяв в правую руку чёрного слона, покачав его между большим, указательным и средним пальцами, он отбросил ладейную пешку противника и поставил слона на её место...

Непостижимо! Сыграв слон h2, Фишер оказался в стандартной ловушке. На первый взгляд незащищённая белая пешка выглядит так, что её легко можно взять слоном. Однако потом становится ясно, что в этом случае соседняя белая пешка продвигается на одну клетку, оставляя чёрного слона в беспомощном положении. Белые легко его заберут. Даже средний клубный игрок инстинктивно это понимает...

Ни Роберт Бирн, ни Иво Ней, анализировавшие партию в своей книге о матче, не поняли, зачем это было сделано: «Такой ход — абсолютная ошибка».

В 1992 году, когда Фишер и Спасский встретились вновь, журналист, всё ещё заинтригованный ходом двадцатилетней давности, спросил американца, не пытался ли он таким образом увеличить шансы на победу, осложнив ничейную позицию. «В принципе, это верно. Да», — ответил тот.

Однако тогда он дал другое объяснение, сказав Ломбарди, что среагировал слишком быстро, потому что его отвлекали кинокамеры. Вскоре после первого хода он гневно заявил Шмиду о шуме, исходившем от башен с камерами, и несколько раз в процессе долгой партии повторил свою жалобу.

Как и предсказывали эксперты, на следующий день Фишер быстро сдался; он боролся лишь 16 ходов... Спасский не обманывался своей победой, назвав промах Фишера «подарком Спорткомитету».

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

2. Фишер - Спасский, 0-1 (без игры)

Счёт 2-0 в пользу Спасского.

...Чуть ли не с первого же хода первой партии претендент стал жаловаться главному судье Лотару Шмиду на шум кинокамер и потребовал прекратить съемку. Ночью две из трех камер, стоявших на штативах у дальней стены, убрали из зала. Третью, на сцене, замаскировали и оставили. На доигрывании Бобби неожиданно заметил глазок объектива этой камеры. Он немедленно покинул сцену, подошел к Шмиду и заявил, что прекращает свое участие в матче до тех пор, пока не будет удалена последняя из оставшихся камер. В этот день требование Фишера было удовлетворено, но сам вопрос остался открытым.

Соглашение об эксклюзивных правах на теле- и киносъемку исландская шахматная федерация подписала с малоизвестным нью-йоркским продюсером Честером Фоксом по рекомендации адвокатов Фишера. Юридически ситуация была непростой. С одной стороны, съемки предумотрены регламентом, который подписали обе стороны. С другой - серьезные претензии одного из участников матча.

Как быть в такой ситуации? Что сделать, чтобы, как говорится, и волки были сыты и овцы целы? Было принято решение спрятать камеры за стеной, оставив в зале лишь объективы. Узнав об этом, Фишер отказался явиться на вторую партию.

В. Пак, А. Баранюк

Встреча назначена на четверг, 13 июля, на пять часов пополудни. Шмид запускает часы минута в минуту. Правило пятое гласит: «Если игрок не появляется в течение одного часа, он штрафуется проигрышем». Между залом и гостиницей Фишера дорога пуста...

По горячей линии, установленной между номером Фишера и игровым залом, он (юрист Честера Фокса Ричард Штейн - прим. моё) звонит Ломбарди. Тораринссон приказывает убрать камеры. Фишер добавляет новое условие: отсчёт на его часах должен начаться заново. Уже оскорблённый Фишером, а теперь окончательно разозлившись, Шмид отказывается. Правила есть правила. Он проявляет уважение к Спасскому, а чемпион мира и так ждет уже сорок минут.

Мы получали известия о том, что Фишер бронирует билеты на самые разные самолёты: в Нью-Йорк, в Гренландию — в общем, почти каждый рейс, вылетавший из Рейкьявика, имел его в списке пассажиров.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

В этот тупиковый момент Фишеру снова позвонил Киссинджер. Причем, звонил он из дома Ричарда Никсона близ Сан-Клементе в Южной Калифорнии. Там же гостил и советский посол Добрынин с супругой. Киссинджер попросил к аппарату Фишера и сказал ему, что он должен разгромить «комми» от имени всей Америки.

В. Пак, А. Баранюк

Прошла неделя пока наконец Фишера не уговорили снова сесть за доску. Он согласился, но при условии, что третья партия будет играться в закрытом помещении, без зрителей. Спасский не возражал. Он был в благодушном настроении. Позднее западная печать подавала этот факт как «джентльменское» поведение чемпиона. С подобным определением джентльменства можно спорить.

Ю. Авербах

А. Карпов: "Это был гениальный ход. Ход, рассчитанный именно на Спасского. Ход, доказывающий, что Спасского он знал превосходно. Будь на месте Спасского, скажем, Петросян, тот бы только облизнулся, полакомившись дармовым очком. А философ Спасский, невозмутимый Спасский, опытнейший Спасский потерял равновесие. Его центр тяжести поплыл — и толчас все достоинства Спасского потеряли в цене. Ему потребовался добрый десяток партий — порой мучительных, порой беспомощных, порой трагических, — чтобы вновь обрести себя и овладеть собою, но матч уже невозможно было спасти: поезд ушел".

3. Спасский - Фишер, 0-1

В защите Бенони Спасский ничего не противопоставил разворачивающейся игре чёрных. Счёт 2-1 в пользу Спасского.

16 июля Фишер заявил, что будет играть третью партию только в изолированной комнате за сценой без зрителей и камер. Спасский великодушно согласился... даже не поставив в известность других членов делегации.

В. Пак, А. Баранюк

Спасский прибыл вовремя и уже сидел за доской. Шмид открыл окно; Спасский тревожно озирался в поисках Фишера. Соперник появился и немедленно впал в ярость. Организаторы установили телекамеру, обернув её одеялами, чтобы транслировать партию собравшейся в зале тысячной аудитории, а также журналистам и комментаторам в пресс-центре. «Никаких камер!» — орал на Шмида Фишер. Затем он стал проверять всю комнату, включая и выключая свет. Когда Шмид возразил, что это мешает Спасскому, Фишер закричал на него, чтобы тот заткнулся.

Одиннадцатый ход Фишера конь h5 стал настоящим шоком: слева его пешечная структура превратилась в хаос, исчезла пешка, защищающая его короля. Один эксперт в Рейкьявике назвал ход «абсолютно новой концепцией»; Спасский провел полчаса, изучая позицию.

После ночного анализа отложенной позиции с гроссмейстером Исааком Болеславским, прибывшим в Исландию с кратким визитом, Спасский открыл запечатанный ход — слон d3 — подумал пять минут и сдался. Шмид извинился перед публикой за несостоявшееся шоу. Люди заплатили по доллару за минуту и увидели только один ход. Через десять минут после ухода Спасского вбежал Фишер и узнал о своей победе. Он выиграл у Спасского впервые в жизни.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

В третьей партии... Фишер применил интересный ход, лишь недавно вошедший в практику. Спасский, видимо, с этим ходом не был знаком и действовал не лучшим образом. Вместе вскрытия линии «Г» он сделал самоубийственный ход, ослабил белые поля, затем проиграл пешку, а вскоре и партию.

В. Пак, А. Баранюк

4. Фишер - Спасский, 1/2

В одной из любимых дебютных схем Фишера Спасский пожертвовал пешку и получил сильную инициативу, но подвела реализация (для победы требовалось 31...Лh4! с идеей g5-g4). Счёт 2,5-1,5 в пользу Спасского.

Белые остановились на продолжении Созина и неожиданно столкнулись с интересной творческой разработкой черных. Долгое время Спасский имел хорошие шансы на успех, но Фишер искусно использовал связку ферзя и перешел в эндшпиль, где позиция стала абсолютно равной.

В. Пак, А. Баранюк

На 16-м ходу Фишер неразумно принял жертву пешки, после чего два слона Спасского заполучили всю доску, распределив между собой контроль над большими диагоналями. Если бы чемпион в сложном миттельшпиле сделал кажущийся на первый взгляд опасным ход ладьей, он бы заставил белых (Фишера) продвинуть пешку. Позднее эта пешка помешала бы маневру, с помощью которого Фишер в конечном счёте спасся. Фишеру повезло, и партия закончилась вничью. Позже эксперты пришли к общему заключению, что Спасский избрал неверный порядок ходов и сам лишил себя победы. Вместе с тренерами он проанализировал развитие партии вплоть до 19-го хода. Однако ответные ходы Фишера в дебюте были столь быстрыми, что по ходу игры Спасский изводил себя мыслью, что где-то дал слабину и его отрепетированная линия разгадана соперником. Решив, что он нашёл более сильное продолжение, на 19-м ходу Спасский отклонился от домашней разработки команды.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Начиная с 4-й партии, матч снова проходил в зале, но в игре чемпиона мира проявился очевидный спад: он проиграл 4 партии и 2 свел вничью. Сотрудник КГБ, о котором я уже писал, считал, что подготовка Спасского к партиям прослушивается с военной базы США в Исландии, но ошибки Бориса в середине игры были никак не связаны с дебютной подготовкой.

Ю. Авербах

Фред Крамер настрочил от лица Фишера список из четырнадцати новых требований, который таинственным образом попал в прессу. Возмутительный характер некоторых из них заставил Крамера выглядеть глупо, а Фишера выставил истеричной примадонной. Он, Фишер, хотел: другую машину (что-нибудь получше предоставленного ему двухлетнего «мерседеса»), исключительное пользование бассейном гостиницы, доску с клетками меньшего размера, больше карманных денег (десяти долларов в день ему было недостаточно), другой номер в гостинице и более широкий выбор журналов.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

5. Спасский - Фишер, 0-1

Из защиты Нимцовича получилась очень неприятная для белых позиция с их наглухо перекрытыми слонами. Большое преимущество чёрных в активности фигур послужило причиной пропущенного Спасским завершающего удара. Счёт 2,5-2,5.

Спасский легкомысленно разменялся в защите Нимцовича на поле е5. Получилась окостенелая позиция, которые в свое время артистично разыгрывал за черных Арон Нимцович. И Фишер это сделал не хуже прославленного маэстро.

Победа вызвала бурю ликования в зале. Исландцы стоя аплодировали блестящей победе претендента и скандировали: «Бобби! Бобби!»

...После двух поражений подряд тренеры чемпиона мира доложили в Москву, что неудачи объясняются прежде всего отклонением их подопечного от предварительно разработанного плана. На совещании в Спорткомитете гроссмейстеры критиковали Спасского за дебютную неподготовленность. А в Рейкьявик специально для Спасского доставили точно такое же кресло, как и у Фишера: купили его у того же производителя (до этого у Спасского было простое кожаное невращающееся кресло).

Не дремал и Фишер. По требованию Бобби заменили игровой столик и вместо мраморной доски поставили обычную деревянную. Так, мол, будет лучше: холодный камень отрицательно действует на руки.

В. Пак, А. Баранюк

Спасский не торопился, затратив на первые двадцать ходов 1 час 45 минут и оставив на дальнейшую игру в среднем по две минуты на ход. На 11-м ходу Фишер предпринял оригинальный маневр конем, который поначалу большинство игроков не поняли...

Хотя претендент добился лучшей позиции, для реализации своего небольшого преимущества ему предстояла долгая борьба, более двух дюжин ходов и несколько часов концентрации. Даже если он будет играть в высшей степени точно, победный исход не казался полностью очевидным.

Однако ничего этого не потребовалось. На 26-м ходу Фишер атаковал ферзя Спасского конем. У русского было несколько безопасных и достойных путей отхода. Но он не выбрал ни один из них. Вместо этого он отвел ферзя на одну клетку. Это было катастрофической ошибкой. Фишер забрал пешку слоном, и игра была закончена.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

6. Фишер - Спасский, 1-0

Организованное Фишером ещё в дебюте давление привело к образованию слабостей в лагере чёрных (20...d4 - очевидно плохой ход). Остальное - дело несложной техники. Счёт 3,5-2,5 в пользу Фишера.

...соперники разыграли защиту Макогонова - Бондаревского. В критический момент Спасский допустил грубую позиционную ошибку, которая привела к его поражению.

В. Пак, А. Баранюк

Уже первый ход шестой партии, игравшейся в воскресенье 23 июля, потряс шахматный мир: Фишер продвинул пешку ферзевого слона на две клетки... Партия получилась грандиозной, лучшей из всех сыгранных до этого. Гарри Голомбек назвал её «шедевром от и до». Фишер создал, а затем безжалостно использовал уязвимые места в баррикаде Спасского, взломав её с помощью батареи из ладей и ферзя, при этом ни разу не подвергнув опасности свою позицию. Спасский оказался в цугцванге...

Чёрные сдались в жалкой позиции: одинокий король забился в угол, как человек, оказавшийся в душевой кабине, когда его дом рухнул. Переполненный зал вскочил как один; ошеломлённый и раздавленный Спасский присоединился к аплодисментам, признавая творческую изобретательность, жертвой которой он пал.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Н. Крогиус: "Еще после 5-й партии Борису предлагали взять тайм-аут. Теперь же, понимая, что серьезный кризис прололжается, мы втроем единодушно настаивали на тайм-ауте после 6-й партии. Однако Спасский в категорической форме отказался. Он хотел реванша."

7. Спасский - Фишер, 1/2

Лихая жертвенная атака белых формально некорректна, но завязала такие осложнения, что даже после размена ферзей Фишер не смог реализовать материальный перевес в сочетании с позиционным. Счёт 4-3 в пользу Фишера.

В сицилианской защите Фишер получил выигрышную позицию, но затем почему-то стал играть неуверенно и дал возможность Спасскому получить серьезные контршансы. Как уже упоминалось, все партии вновь игрались в зале с публикой. Фишер чутко вслушивался в малейшие шорохи, доносившиеся из зала. А однажды он внезапно оторвал взгляд от доски и недовольно крикнул:

- Девочка в двенадцатом ряду, немедленно прекрати сосать леденцы!

- Да я всего-то третий и взяла! - попыталась оправдаться юная исландская шахматистка Астрид Бьерндоттир.

- Не третий, а седьмой, маленькая лгунья, - возразил Фишер, - думаешь, я не считаю?!

В. Пак, А. Баранюк

8. Фишер - Спасский, 1-0

Заведомо сомнительная жертва качества не дала Спасскому никакой компенсации, но и без того сильные белые слоны делают позицию чёрных дискомфортной. Счёт 5-3 в пользу Фишера.

Продумав целый час, Спасский утомился, допустил неравноценный размен - отдал ладью за слона и на 37-м ходу сдался. Уже потом он с горечью констатировал: «Нужно было не стремиться так упрямо к цельности произведения, ограничиться более спокойной игрой, технической, как это делал Фишер».

В. Пак, А. Баранюк

Недавняя решительность советского игрока не усилила его концентрации. В восьмой партии он снова допустил грубые ошибки. Первая случилась уже на 15-м ходу, когда он просмотрел очевидное нападение слона на его ладью, которой некуда было деться...

Обычно гордившийся своей непроницаемостью, чемпион начал выказывать признаки психологической усталости: ладони сжаты между коленями, на лице — тень беспокойства. На 19-м ходу он совершил ещё одну ужасную ошибку, отведя коня и позволив белым провести чёткую маленькую комбинацию (Ларри Эванс назвал её «остроумной»), в результате которой они выиграли пешку и навязали размен ферзей. Эндшпиль не вызывал сомнений. Когда чёрные сдались, Спасский оставался за столом ещё несколько минут, в потрясении глядя на доску. Гроссмейстер Глигорич сказал, что это худшая партия Спасского за всю карьеру.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Н. Крогиус: "После 8-й партии мы решили откровенно и спокойно, без суеты, обсудить произошедшее, определить допущенные ошибки и наметить необходимые меры на будущее. Такой откровенный разговор состоялся 28 июля. Сначала последовательно, одну за другой, разобрали все сыгранные до сих пор партии, а затем каждый резюмировал свои впечатления. Спасский среди недочетов своей игры выделил: нерациональное расходование времени (и как следствие этого усталость и «зевки»); плохой расчет конкретных вариантов; трудности при переходе из дебюта в миттелышпиль (связанные с выбором стратегического плана); отсутствие практичности в игре и «чересчур резкое стремление к цельности»."

9. Спасский - Фишер, 1/2

Массовые размены быстро лишили смысла продолжение игры. Счёт 5,5-3,5 в пользу Фишера.

Фраза, приветствовавшая зрителей 30 июля, гласила: «Spassky veikur» — «Спасский болен». Эксперты считали, что сказалось переутомление от игры и выходок его соперника. Тайманов, Ларсен, Петросян — теперь и Спасский. День был воскресный, когда неизменно собирался полный зал, и 2000 зрителей были невероятно разочарованы. Русские представили справку от врача. Крамер торжествовал: «Мы ещё неделю назад ожидали, что Спасский запросит перерыва. Именно так обычно поступают русские, когда их человек быстро идёт ко дну».

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

И. Бондаревский: "Стремясь уйти от разработок партнера, Фишер сыграл 9... b5. У белых не было, вероятно, заготовленного возражения, а за доской они не смогли удержать инициативу. Корректная ничья."

10. Фишер - Спасский, 1-0

Осложнения в "испанском" миттельшпиле привели к эндшпилю с качеством за пешку у белых и некоторой компенсацией у чёрных в виде связанных проходных. Играть в такой ситуации было проще Фишеру - он и победил. Счёт 6,5-3,5 в пользу Фишера.

В этой партии развернулась довольно интересная борьба. Но в конце концов Спасский упустил даже ничью, имея все основания бороться за победу. Сам характер поражения в десятой партии не оказал на Спасского тяжелого воздействия. Ему показалось, что он уже приспособился к стилю Фишера и что вся основная борьба еще впереди.

В. Пак, А. Баранюк

И. Бондаревский: "Меня смущает интервью Спасского («64», № 223), где сказано: «В конце концов я упустил даже ничью, имея основания бороться за победу». Где? Когда?"

Ключевым ходом оказался 26-й — слон на b3, которым претендент небрежно отдал пешку. Внезапно пассивные войска Фишера ожили! Главные фигуры вступали в бой, каждая в наилучший момент, не слишком рано, не слишком поздно. Бент Ларсен, второй по рейтингу западный шахматист, был буквально наэлектризован этой партией, потрясённый её чистой, безжалостной логикой: «Я преклоняюсь перед блистательной комбинацией Бобби». В эндшпиле, продемонстрировав техническое совершенство, Фишер холодно и жестоко разгромил противника.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Большая игра...
Большая игра...

11. Спасский - Фишер, 1-0

Фишер заблудился в сицилианских лабиринтах, а его ферзь и вовсе угодил в капкан. Счёт 6,5-4,5 в пользу Фишера.

Н. Крогиус: "Одиннадцатую партию Спасский провел вдохновенно. Он усилил свою игру в дебюте по сравнению с 7-й партией и, пожертвовав пешку, сумел получить грозную инициативу"

И. Бондаревский: "Эта партия — единственная за весь матч, в которой Фишер решил повторить продолжение, встретившееся ранее. Настолько сильна его вера в вариант, который он детально изучил и часто применял на практике. Однако на этот раз коса нашла на камень. Советские аналитики подготовили интересную новинку, Фишер не смог за доской найти приемлемый план обороны и вскоре оказался в проигрышной позиции."

Н. Крогиус: "Было замечено, что внешне поведение Фишера мало меняется в связи с трансформациями на доске или при дефиците времени на обдумывание у одного или обоих соперников. Каких-либо заметных признаков нервозности даже в самые острые моменты он не проявлял. Характерны были две его позы: первая — откинувшись на спинку кресла и слегка его раскручивая (руки на подлокотниках), Фишер буравит доску взглядом издалека, вторая — кресло придвинуто как можно ближе к столику, голова, охваченная руками, склонена над доской. Взор впивается в нее, иногда переводится на соперника.

По-видимому, Фишер научился сдерживать свои эмоции. Правда, в нескольких случаях, когда от хода партнера зависело очень многое и ожидание было особенно волнительным, Фишер вставал и стремительной походкой отправлялся за кулисы. Пожалуй, только по этим признакам можно было судить о том, что происходящие на доске события расцениваются им как кризисные."

Фишер имел 6,5 очка, Спасский — только 3,5. Чемпион был раздавлен. В этом контексте 11-я партия бросала ему самый серьёзный вызов за всю профессиональную жизнь, вызов, который он принял с достоинством. Снова Фишер сыграл вариант Найдорфа с «отравленной» пешкой, приняв предложенную белыми жертву...

Однако команда Спасского в течение недели искала способ усилить действие яда. Токсичность проглоченной пешки дала о себе знать на 14-м ходу, когда Спасский сделал противоречащий здравому смыслу ход конем, вернув его на исходное место. В своей книге Роберт Бирн и Иво Ней называют его «дьявольским отступлением» и «самым интересным ходом в Рейкьявике».

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

12. Фишер - Спасский, 1/2

Фишер предпочёл вести борьбу в классическом стиле, Спасский искал активную контригру. Цельная по содержанию партия завершилась закономерной ничьей. Счёт 7-5 в пользу Фишера.

12-я партия прошла довольно спокойно — некоторые гроссмейстеры назвали её попросту «скучной». То, что будет ничья, стало понятно ещё за два десятка ходов до того, как этот результат был скреплён рукопожатием, и игра продолжалась, вероятно, из чистого упрямства. Единственное, что вызвало некоторое удивление, — это капли пота, стекающие с бровей обоих соперников. Несмотря на жаркий день, Фишер настоял, чтобы кондиционеры отключили из-за тихого гудения. В ходе партии он постоянно жаловался судье на то, что ему мешает шум в зале. На этот раз его жалобы были вполне обоснованными: местные детишки ухитрились пролезть в подвал и кричали в трубы вентиляции, ведущие прямиком в зал.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

13. Спасский - Фишер, 0-1

В качестве дебютного оружия на эту партию претендент избрал защиту Алехина. Проглоченная чёрными с большим аппетитом пешка вынудила Спасского к игре ва-банк, которая привела к ослаблению его позиции, но создала сопернику большие проблемы с реализацией. Возникший картинный эндшпиль не был проведён Фишером "чисто, без помарок", а чемпион мира в свою очередь не воспользовался возможностями подобрать ничью. Счёт 8-5 в пользу Фишера.

Н. Крогиус: "Тринадцатая партия, состоявшаяся 10 августа, сыграла очень значительную роль в исходе матча в целом. А результат партии во многом определил дебют, неудачно разыгранный Спасским.

В ответ на 1. e4 Фишер впервые в матче уклонился от сицилианской защиты и избрал защиту Алехина. Скажу откровенно: серьезного анализа вариантов за белых в данном дебюте проведено не было. Произошло это по причине убежденности ряда авторитетов, в том числе и самого Спасского, что Фишер-де чересчур постоянен в своих дебютных вкусах..."

Д. Бронштейн: "Из всего матча мне больше других симпатична 13-я партия. Возможно, по той причине, что и сегодня, в который уже раз переигрывая эту партию, я всё еще не могу понять внутренние пружины того или иного плана, отдельного хода... Словно загадочный сфинкс, дразнит до сих пор она мое воображение."

М. Ботвинник: "Думаю, что наивысшим творческим достижением Фишера была 13-я партия его матча на первенство мира со Спасским. Отложена она была с преимуществом у черных, но на доске были разноцветные слоны, поэтому общее мнение — ничья будет.

И здесь Фишер принял неожиданное решение: он пожертвовал слона, разноцвет исчез, игра вскрылась, и инициативой завладели черные. Спасский изобретательно защищается и получает контригру. Но американец находит парадоксальное решение: он запатовывает свою ладью, но блокирует проходную пешку белых и связывает их слона. Теперь пять проходных пешек борются с белой ладьей. Ничего подобного в шахматах ранее не было. Спасский был потрясен и проиграл. Вскоре Смыслов нашел за белых ничью, но нашел бы он ее за доской, сидя против Фишера?"

Стремясь хоть как-то разрядить ситуацию, 10 августа в Рейкьявик прилетели жены членов советской делегации. Лариса Спасская была поражена гнетущей атмосферой, царившей в номере мужа на седьмом этаже отеля. Она немедленно стала настаивать на переезде, утверждая, что во всей обстановке, окружавшей чемпиона, было «что-то нездоровое - он не мог уснуть и стал раздражительным». Временами его одолевала сонливость.

Выяснилось, что дважды отправляясь на очередную партию с нормальным пульсом, Спасский спустя час впадал в прострацию. Он не мог пить приготовленные для него кофе и сок - ему казалось, что в них добавлен алкоголь. Смутные ощущения Ларисы подогрел Геллер, который был убежден в том, что кто-то в его отсутствие наведывается в его номер и открывает портфель, в котором он хранил «домашние заготовки» чемпиона.

При содействии посла Лариса и Борис переехали в загородный дом в 10 километрах от Рейкьявика. Там Спасский впервые за весь матч уснул глубоким сном. С помощью повара посольства Виталия Еременко Лариса стала сама готовить мужу еду. А на игру она вручала ему термос с кофе и фляжку со свежим апельсиновым соком. Спасский как-то повеселел, стал общаться в своей обычной шутливо-ироничной манере.

10 августа в Рейьявик были откомандированы специалисты-психологи профессора Вртанян и Жариков. Они наблюдали за происходящим на сцене из зала с помощью бинокля. После очной встречи на приеме в советском посольстве Спасский показался им абсолютно нормальным человеком.

Не остался в долгу и Фишер, который в один из дней подал жалобу на то, что его якобы гипнотизируют сидящие в зале агенты КГБ. По словам Бобби, русские следят за ним и пытаются воздействовать на его психику из зала. Вот почему претендент требовал увеличить расстояние между публикой и игроками.

В. Пак, А. Баранюк

14. Фишер - Спасский, 1/2

Вследствие ошибочного расчёта вариантов Фишер остался без пешки, но неточности со стороны Спасского позволили ему быстро восстановить материальное равновесие и свести дело к ничьей. Счёт 8,5-5,5 в пользу Фишера.

После титанических, но тщетных усилий в предыдущей партии Спасскому требовалось время на восстановление. Утром перед 14-й партией был взят второй тайм-аут. Ульвар Тордарсон, прекрасный шахматист и окулист, которого незадолго до начала матча попросили быть официальным врачом, обнародовал заявление о том, что «сегодня утром (в 10.20) Борис Спасский был обследован. По медицинским показаниям я советовал ему не выходить на сегодняшнюю партию». Точная природа болезни не называлась. Сейчас Тордарсон говорит, что ничего серьёзного не было: простуда, вызванная стрессом...

Широко распространённым прогнозом в западной прессе был такой: Спасский, отстающий в счёте и невероятно уставший, теперь капитулирует без борьбы.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Б. Спасский: "В четырнадцатой партии я допустил страшную ошибку (f6). Возможно, она явилась следствием перенапряжения предшествовавшей борьбы. Однако сейчас, когда я немного отошел, должен сказать, что некоторые ошибки объяснить не могу.

Во второй стадии матча я играл более размеренно, капитально, так как и надо играть в матчах. Любопытно, что до конца единоборства я считал, что смогу выиграть."

15. Спасский - Фишер, 1/2

Фишер не стал играть на удержание разницы в счёте и смело пошёл на головоломную "сицилианку". Чаша весов колебалась на протяжении всей партии, и, как часто бывает в подобных случаях, всё закончилось вечным шахом. Счёт 9-6 в пользу Фишера.

Б. Спасский: "В пятнадцатой партии Фишер остался без пешки в худшей позиции. Я искал лучший путь, но не нашел. Создалось впечатление, что я упускал шансы в каждой партии после 14-й. В 18-й и 20-й партиях — явные шансы. Четыре-пять раз дело доходило до "прорыва фронта", казалось еще один удар и соперник начнет разваливаться, но увы, я оказался не способен на это решающее усилие.

Я видел опустошенность соперника, но нервной энергии, необходимой для решающего усилия, у меня не хватило."

В сицилианской защите Фишеру был предложен тот же вариант с «отравленной» пешкой, который так унизил его в 11-й партии. Примет ли он вызов, не испугается, захочет ли отомстить? Иначе говоря, выведет ли ферзя на b6? Часы шли: в комнате для анализов все ждали этого хода. У Фишера было почти две недели на изучение позиции и поиск ошибки.

Ферзь остался стоять на месте. Фишер вывел королевского слона на e7. Он уже играл так несколько раз, но для Спасского это был небольшой психологический триумф. Казалось, у русского прибавилось оптимизма: на 25-м ходу он преждевременно двинул вперёд пешку, заготовив элементарную ловушку, в которую Фишер никогда бы не попался. Бирн и Ней назвали идею Спасского «глупостью». Затем чемпион уверенно забрал пешку, другую, но его прожорливость только дала Фишеру больше возможностей для атаки. В результате, после перерыва, получилась ничья: чёрные не нашли ничего лучшего, чем повторять шахи королю белых. Доигрывание оказалось настолько быстрым, что люди у демонстрационных досок запутались, потеряв нить игры.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

16. Фишер - Спасский, 1/2

Фишер выбрал разменный вариант испанской партии и всю партию стоял чуть похуже. Счёт 9,5-6,5 в пользу Фишера.

Спасский пошёл на тройную изоляцию пешек, получив три изолированные пешки на одной вертикали. Это очень необычное расположение пешек, и для шахматиста такая архитектурная конструкция интуитивно представляется уродливой. В конце концов, три беззащитные пешки были потеряны, и на 32-м ходу позиция превратилась в безжизненную, лишённую всяких перспектив. Однако партия не закончилась! Упрямство заставило игроков сделать ещё тридцать бесполезных ходов, в то время как любой из них вполне мог бы предложить ничью, а другой — с готовностью её принять.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Получившееся окончание (после 34 хода белых - прим. моё) абсолютно ничейно — вряд ли гроссмейстеру удалось бы выиграть его и у шахматиста 3-го разряда! Тем не менее Спасский сделал еще 26 ходов, отлично сознавая, что Фишер, играя эту позицию черными, мучил бы его точно так же. Одновременно Спасский показывает, что короткую ничью с ним сделать не просто даже белым цветом.

А. Голубев, Л. Гутцайт

После 16-й партии Фишер заявил, что до тех пор, пока организаторы не выполнят его требование об удалении зрителей с первых семи рядов, он будет играть матч только в комнате без публики. В конечном итоге был достигнут компромисс: не семь рядов, а три.

Но тут уже секундант чемпиона мира Ефим Геллер сделал заявление для печати, в котором обвинил претендента в применении «нешахматных методов влияния» на Спасского. Непрекращающиеся капризы Фишера, писал Геллер, имеют целью выбить чемпиона из седла, заставить его «потерять боевой дух».

Далее Геллер ссылался на некие полученные советской делегацией письма, авторы которых указывают, что американская сторона в целях воздействия на Спасского использует «электронные устройства и химические вещества» - речь шла, в частности, о кресле Фишера и особом светильнике, установленном над шахматной доской по требованию американцев. «Какими бы фантастическими ни казались эти предположения, - заявлял Геллер, - объективные данные заставляют нас принимать в расчет такую возможность. Почему, к примеру, претендент столь резко возражает против кино- и телесъемки, несмотря на значительные финансовые потери? Не потому ли, что он опасается постоянного визуального контроля за своими действиями? ...Членов американской делегации можно встретить в зале, где проходит матч, в любое время суток в дни, когда нет ни игры, ни доигрывания, и даже глубокой ночью. Спрашивается, что они там делают? Наводит на подозрение и категорическое требование о том, что Фишер должен пользоваться только «своим» креслом, хотя оба кресла совершенно идентичны и изготовлены одной и той же американской фирмой...

В. Пак, А. Баранюк

17. Спасский - Фишер, 1/2

Новый для матча дебют - защита Пирца-Уфимцева. Спасский ради развития атаки на королевском фланге не поскупился на пешку; Фишер ответил позиционной жертвой качества и после размена ферзей нашёл ничейную стойку. Счёт 10-7 в пользу Фишера.

Фишер снова преподнёс дебютный сюрприз: защиту Пирца... он никогда прежде в турнирах не применял. В этой защите, всегда считавшейся несколько эксцентричной, чёрные уступают центр в надежде на возможную контригру. Основной темой пересудов, однако, явился финал партии. Игрок может потребовать ничьей, если одна и та же позиция повторяется трижды. На 45-м ходу Фишер подозвал Лотара Шмида, и они недолго о чем-то совещались, изучая запись партии. Затем Шмид кивнул, и часы были остановлены. Если Фишер передвигал ладью на e1, позиция действительно повторялась в третий раз. После этого Спасский долго оставался в кресле; похоже, ничья повторением ходов застала его врасплох. Он собирался отдать ладью за коня и был настроен на борьбу, хотя неясно, мог ли он прорваться.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Советская делегация посчитала, что настало время действовать — до конца матча осталось семь партий, и счет был 10:7 в пользу Фишера. В ноте, направленной главному судье и организационному комитету, советские утверждали, что их соперник получал нешахматную помощь и что его требование убрать камеры объяснялось желанием не допустить появления документальных тому свидетельств. Именно помощью электронной аппаратуры и химических веществ объяснялись успехи американца за доской, его лидерство над чемпионом мира, которого словно гипнотизировала сила его противника, утверждали советские. Группа ученых и сотрудников спецслужб в течение 48 часов обследовала зал для игры, а также — с особой тщательностью — кресла, на которых сидели соперники. Был проведен химический анализ нескольких пятен с кожаной обивки, разобраны более ста ламп, освещавших зал для игры со следующим вердиктом: "найдено несколько дохлых мух за одной из осветительных ламп".

К. Льярдо, Ф. Брага, К. Минсер

Профессору Гудбьярнассону не удалось обнаружить ничего похожего на опасные для человеческого мозга вещества. Инженеру Аугустину повезло больше: в светильнике, укрепленном над столом, он нашел двух дохлых мух, о чем добросовестно сообщил в своем заключение и дал повод для газетных острот.

Однако на этом экспертиза не закончилась: сотрудники исландского министерства морского флота просветили кресла рентгеновскими лучами. Их ждала удача: в спинке кресла Фишера обнаружился некий длинный, похожий на трубку предмет с петлей на конце. В кресле Спасского ничего похожего лучи не обнаружили. При повторном исследовании таинственный предмет исчез. Кресло разобрали и якобы нашли забытую мебельщиками отвертку.

В. Пак, А. Баранюк

18. Фишер - Спасский, 1/2

В очередной сицилианской дискуссии Спасский выстоял в тяжёлой борьбе за ничью. Счёт 10,5-7,5 в пользу Фишера.

Король Спасского активно путешествовал, а вот король Фишера большую часть игры был заперт в углу, причём в довольно-таки стеснённых условиях: при атаке ему некуда было бы пойти. На этот раз готовность Фишера принять ничью удивила экспертов — у него было на пешку больше. Для любого другого игрока ничья в такой позиции была бы объяснима, поскольку каждые пол-очка приближали его к победе. Но Фишер, по выражению Глигорича, «не обладал репутацией охотника за ничьими», каким бы ни был счёт.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

19. Спасский - Фишер, 1/2

В захватывающем тактическом бою оппоненты вполне логично достигли равного ладейника. Счёт 11-8 в пользу Фишера.

Б. Спасский: "Думаю, что самая хорошая, самая чистая партия в матче — 19-я, защита Алехина."

На 21-м ходу Фишер продемонстрировал потрясающую защиту. Спасский принёс в жертву фигуру — когда он это сделал, один гроссмейстер сказал: «Теперь пристегните ремни». Нахально игнорируя незащищённую ладью противника, Фишер разменял ферзей, оставив Спасского с ничьей. Он был абсолютно прав: взять ладью или сделать какой-то другой ход означало бы катастрофу. Спасский рисковал отважно, но ничего не добился.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

20. Фишер - Спасский, 1/2

Спасский предпочёл не ввязываться в гонки на противоположных флангах, а форсировать переход в эндшпиль, в котором каждая из сторон рассчитывала на свои козыри. Чёрные погасили вражеский натиск и перехватили инициативу, но Фишер снова организовал непробиваемую крепость. Счёт 11,5-8,5 в пользу Фишера.

...партия оказалась долгой, жестокой битвой, продлившейся пять часов. Перевес склонялся то на одну, то на другую сторону. Перед откладыванием на доске стоял эндшпиль, но исход поединка был неясен. На следующий день, когда партия продолжилась, Геллер едва не уснул в зале — ночь была посвящена анализу. Спасский выглядел мрачным и усталым; всю ночь они искали возможность победы, но так и не нашли.

Это была седьмая ничья подряд! После марафонской битвы 1927 года между Алёхиным и Капабланкой в мировых чемпионатах ещё не было такой ничейной серии. Партии не были скучными и сонными — напротив, некоторые из них оказались отчаянными, затяжными, бескомпромиссными схватками, блестящими по сути и красивыми по форме.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Партии с 11-й по 20-ю закончились с общим счетом 5:5. Спасский проявил себя большим мастером. Содержание этих партий показало, что когда Спасский в начале игры создавал на доске оригинальную ситуацию, Фишер нервничал, допускал ошибки и попадал в трудные позиции. Несколько раз Спасский получал выигрышные позиции, но довести их до логического конца не сумел.

Совсем несложный выигрыш Спасский упустил в двадцатой партии, после чего у него наступил спад.

В. Пак, А. Баранюк

21. Спасский - Фишер, 0-1

После размена ферзей преимущество двух слонов и сильный центр делали положение чёрных более приятным. Спасский жертвой качества попытался переменить ситуацию к своей выгоде, но его игры не хватило даже для ничьей.

Уронили шахматный престиж! Роберт Фишер выигрывает матч со счётом 12,5-8,5 и становится 11-ым чемпионом мира по шахматам.

Б. Спасский: "После 20-й партии, где я упустил несложный выигрыш, у меня наступил спад. А в 21-й ничья меня арифметически не устраивала и я несколько раз от нее уклонялся. В эндшпиле Фишер перехватил инициативу. В окончании была ничья, но это уже не играло никакой роли."

В 21-й партии ничья не устраивала Спасского, и он несколько раз от нее уклонялся, а в эндшпиле Фишер перехватил инициативу. Партия была отложена, но чемпион мира не стал ее доигрывать. Спасский о сдаче партии сообщил Шмиду по телефону. Тот объявил: «Леди и джентльмены, господин Спасский сдался по телефону». Но Фишер не спешил радоваться. Он невозмутимо спросил: «А письменное подтверждение есть?». Пришлось судьям бежать в отель к Спасскому.

В. Пак, А. Баранюк

Как обычно, Фишер опоздал. Партия началась сицилианской защитой. На втором ходу Фишер, игравший чёрными, поставил пешку на e6, что было для него внове. Спасский пил кофе чашку за чашкой. Возможно, удивление от седьмого хода Фишера — выпад пешки, известный, но довольно неоднозначный — заставило руку русского дрогнуть, и он пролил кофе. Часы Спасского шли, а он отправился искать тряпку. Фишер наблюдал за происходящим так, словно его противник сошёл с ума.

Ферзи рано покинули доску, оставив Фишера с преимуществом двух слонов, но с двумя изолированными пешками. «Когда Фишер получил это преимущество, — сказал позже Спасский, — я почувствовал, что всё кончено». На 18-м ходу чемпион пожертвовал ладью за слона с пешкой в безрассудном стремлении осложнить игру и увеличить шансы на победу. Тридцатый ход оказался поворотной точкой. Вместо того чтобы начать окапываться, построить неприступную крепость и прийти к ничьей, Спасский двинул свою пешку на g4, создав в своей позиции смертельную слабость. Фишер провел эндшпиль с неумолимой точностью.

На 41-м ходу партия была отложена. Спасский казался истощённым. На обдумывание секретного хода он потратил лишь шесть минут; он записал его на бумаге и отдал Шмиду, который тщательно запечатал листок в конверт...

На следующий день в зал набилось две с половиной тысячи человек, некоторые прибыли заранее, чтобы гарантировать себе лучшие места; все они заплатили по пять долларов за желание оказаться свидетелями потрясающей развязки. Фишер приехал поздно, выглядел уверенным, но, ко всеобщему удивлению, вопреки обычной заботе о своем безупречном виде был одет в поспешно выбранный мятый кроваво-красный костюм. Кресло Спасского — для разнообразия — было пустым.

Двумя часами ранее, в 12.50, чемпион позвонил главному арбитру Лотару Шмиду. Он официально проинформировал его о том, что сдается и не придёт на доигрывание.

Д. Айдинау, Д. Эдмондс

Как говорится, победил сильнейший. И тем не менее мы вправе задать вопрос: мог ли Борис отстоять свое звание, тем более, что ничья в матче была в пользу чемпиона? Вопрос этот, конечно, гипотетический, но мне кажется, что мог. В истории наших шахмат есть два поучительных примера. Ведь сумел же Ботвинник победить в матчах-реваншах Смыслова и Таля, хотя объективно тогда не превосходил в силе ни того, ни другого, к тому же был намного старше. Это ему удалось в первую очередь из-за хорошо продуманной подготовки.

Ю. Авербах

Официальная коронация одиннадцатого чемпиона мира состоялась 1 сентября 1972 года. На заключительный шахматный ужин мог попасть любой желающий, стоило лишь заплатить 25 долларов. Президент ФИДЕ Макс Эйве пригласил на сцену победителя матча Роберта Фишера, провозгласил его очередным чемпионом мира и увенчал венком из листьев исландской березы .

Потом Эйве вручил новому чемпиону конверт с призовой суммой и протянул руку для пожатия. Но Фишер не торопился отвечать на рукопожатие. Он сначала спокойно раскрыл конверт, вынул и изучил чек. Убедившись, что все в порядке, аккуратно закрыл конверт, положил его во внутренний карман пиджака и лишь после этого быстро пожал руку президенту ФИДЕ и возвратился на свое место за банкетным столиком.

Любопытно, что даже во время торжественного ужина Бобби, не обращая ни на кого внимания, изучал по карманным шахматам какую-то позицию. Гроссмейстер Николай Крогиус впоследствии в своих заметках писал: «Мне удалось с ним несколько раз побеседовать. Говорили по-русски. Фишер рассказал, что занялся русским языком потому, что считал нужным изучать советскую шахматную литературу по подлинникам. Добавил, что переводам не доверяет. Конечно, русский язык Фишера далек от совершенства, но сносно объясниться (особенно на шахматные темы) мы смогли. С нашими книгами, журналами и бюллетенями Фишер был хорошо знаком. А еще он посоветовал в будущем больше уделять внимания причинам возникновения ошибок у шахматистов».

На пресс-конференции после окончания матча победитель так ответил на некоторые вопросы:

Я рад, что победил русских. Во второй половине матча Спасский играл очень хорошо. Я лично не имею ничего против Бориса Спасского. Он приятный человек, но я очень рад, что отобрал у русских титул чемпиона мира... Меня не интересуют грандиозные приемы, намеченные в Нью-Йорке, и я не люблю, чтобы мне аплодировали... Мне не хотелось бы говорить что-либо определенное по будущему изменению системы первенства мира. Сохраню за собой это право... Мы сыграем со Спасским матч-реванш, если... сумма призовых будет достаточно большой.

Идею матча-реванша тут же поддержал Макс Эйве. Очевидно, президент ФИДЕ чувствовал себя перед Спасским неловко: именно он в немалой степени потворствовал капризам Бобби, не проявил в нужные моменты необходимую руководителю международной шахматной организации твердость и уверенность.

В. Пак, А. Баранюк

В своей книге «Страницы шахматной жизни» Батуринский вспоминает мрачную шутку тогдашнего министра внутренних дел СССР Н. Щелокова:

— Как же вы отдали корону американцу. Я бы арестовал всех, кто был со Спасским в Рейкьявике!

Ю. Авербах

Шарж после победы: Бобби Фишер забирает корону
Шарж после победы: Бобби Фишер забирает корону

Любопытна была бы полная расшифровка всех фигур на этой картинке. Я уверен не во всех интерпретациях.

Корону на главную фигуру пытался надеть президент ФИДЕ и экс-чемпион мира Макс Эйве, поддерживает его за ноги, возможно, Гарри Голомбек, а кто третий на этой же ступеньке?

В центре вверху за "трибуной" - арбитр матча Лотар Шмид и его ассистент Гудмундур Арниаугссон.

Под ними (слева направо) - исландский охранник и друг Фишера "Сэми-Рок" Палссон, ГМ Ломбарди, католический священник и секундант Фишера на матче, и - повар?

Внизу пытается стянуть у Фишера золото, видимо, Честер Фокс.

Крайний справа - Фредерик Олафссон. А поддерживает он Гудмундура Тураринссона, тогдашнего президента исландской шахматной федерации.

Слева, очевидно, команда Спасского - Геллер, Крогиус и сам уже бывший чемпион.

Наша маленькая фишериада

О Фишере много написано и немало снято. Некоторые из книг процитированы в этой статье, а вот несколько видео:

Вместо послесловия: был ли Фишер гением?

Уважаемый Алексей делится своими соображениями по теме.

Капабланка обладал природным позиционным чутьём, которое позволяло ему легко и непринуждённо, без тяжкого каждодневного труда много лет быть на вершине и даже на протяжении 10 лет не проигрывать в официальных соревнованиях. Понятно, почему Капа - гений. Алехин умел ставить партию под свой необыкновенный комбинационный дар. Наверное, Алехина можно считать гением.

Таль - не имеющий аналогов фейерверк, в несколько лет прошедший тернистый путь от малоизвестного мастера до чемпиона мира, да ещё со слабым здоровьем. Понятно, почему Таль - гений.

Ананд вырос в совсем не шахматной стране. В юности, пришедшейся на время расцвета игры, он вошёл в число сильнейших в мире, как говорят, играя практически "рукой", зачастую тратя на партию минут 15, и впоследствии становился чемпионом мира в нескольких форматах. Понятно, почему Ананд - гений.

Возникает неприличный вопрос: был ли Фишер гением и является ли величайшим? Мне не показалось, что на своём чемпионском пути он себя проявил много больше, чем "обычным" элитным гроссмейстером. Межзональный пройден на классе, и очков по соответствию содержания партий к результатам, кажется, сильно перебрал. Матчевые соперники на старте ещё трепыхались, а затем ломались как тростинки и выглядели тенями самих себя. Общей самобытной цельности в его игре лично я не увидел.

Курёхин говорил, что он не понимает, почему Ростроповича называют гениальным музыкантом: мол, едва ли не любой человек, который с детства потратит много времени и усилий на освоение чего-либо, научится это делать очень хорошо. Фишер - фанатик, сбежавший в шахматы от травмирующей реальности; по мере взросления они стали ему нужны исключительно как средство борьбы с чудовищных размеров комплексами и пожизненного самообеспечения (именно поэтому он был так зациклен на гонорарах и "слился" при появлении на горизонте претендента, в превосходстве над которым Бобби совершенно справедливо не был уверен).

Так всё-таки: гений - это просто чокнутый с большими успехами в своей профессиональной деятельности?

От себя добавлю: гений Фишер или просто "чокнутый" недогений - мы любим и помним его не за это...

Ещё одна интересная тема - кто в СССР болел за Фишера? Таких людей было немало, и всегда это оказывались непогасшие, неравнодушные, те, кому "больше других надо", тайные или явные вольнодумцы... вот присланные ув. Алексеем же характерные отрывки.

В Рейкьявике идет матч за шахматную корону: Спасский — Фишер! Иногда мы даже разбираем с отцом партии. Я люблю шахматы, на скучных уроках играю сам с собой на тетрадном листке в клеточку. Делается это так: в тетради в клетку шариковой ручкой рисуется доска (половина клеток закрашивается той же ручкой), а карандашом, тоненько, рисуются фигуры. Ход делается в два приема: фигура стирается ластиком и рисуется на новом месте.

Но я отвлекся, а в Рейкьявике: Спасский — Фишер!

Какое-то время этот матч — чуть ли не главное событие в прессе: через день публикуются партии с пространными комментариями… Потом комментарии помаленьку скукоживаются, потом исчезают тексты партий. А потом, однажды, я читаю (петитом в уголке газеты): вчера в Рейкьявике состоялась такая-то партия матча на первенство мира. На 42-м ходу победили черные.

А кто играл черными? И кого они победили? И что там вообще происходит, в Рейкьявике?..

Так я впервые был озадачен советской прессой.

О, это умение сказать и не сказать! Уже много лет спустя, в андроповские времена, всей стране поставило мозги раком сообщение ТАСС о южнокорейском лайнере, нарушившем наше воздушное пространство: «на подаваемые сигналы и предупреждения советских истребителей не реагировал и продолжал полет в сторону Японского моря».

Как это: продолжал полет в сторону Японского моря? По горизонтали или по вертикали? Стреляли по нему или нет? Военный был самолет или все-таки пассажирский? Понимай, как хочешь.

А еще лучше: не понимай. Напрягись вместе со всем советским народом — и не пойми.

В. Шендерович

Галич очень любил шахматы, был дружен со многими гроссмейстерами, часто обсуждал с ними партии, разыгрывал дебюты и эндшпили и, хотя никогда не играл в официальных турнирах, по мнению Марка Тайманова и Рошаля, вполне мог бы играть в силу кандидата в мастера. У нас на даче в его комнате на столе всегда стояла шахматными доска с фигурами.

Я тогда проходил производственную практику на заводе "Динамо", приезжал на дачу под вечер, когда дневная партия Фишер-Спасский была закончена. Галич, только что переживавший все перипетии игры, поджидал меня внизу, хватал за рукав и тащил к себе. Там он показывал все важные ходы свежей партии и замечательно комментировал ее. Я сам играл в шахматы слабо, но Александр Аркадьевич объяснял все так эмоционально, страстно и убедительно, что даже я понимал.

Помню, первая партия была отложена с явным преимуществом у Фишера. Но при доигрывании он зевнул фигуру и проиграл. А на следующую игру и вовсе не явился. Ничего себе начало ! Ему записали две баранки, в ЦК был праздник, а чувствам Галича не было предела: "Ну кто так играет, что за ход идиота. А ведь гений! А потом еще дуется, на игру не идет! Мальчишка!", - очень уж Галич болел за Фишера. При его состоянии сердца за него становилось страшно. Но, слава Богу, Фишер решил возобновить игру, а потом с блеском выиграл весь матч, победив подряд в 6 партиях. У Галича, в прямом смысле слова, отлегло от сердца. Упал с сердца камень. По этому случаю Александр Аркадьевич закатил пир, устроил торжественный ужин. Произнес свое любимое ритуальное "Разрешите закушать", очень нравившееся теще.

А потом еще в течении многих дней разыгрывал партии закончившегося матча, восторгался, требовал от меня адекватной реакции. Был он очень увлекающимся человеком.

Д. Монгайт, друг А. Галича, отрывок приведён с форума "Шехина"


теги: шахматы перепост ретро люди избранное

16.11.2020, 12:04; рейтинг: 181